© 1995-2021 Компания «Инфосистемы Джет»
Зачем компаниям цифровизировать производство с помощью IIoT
Эксклюзив

Компания «Инфосистемы Джет» первой из топ-10 интеграторов вступила в консорциум по созданию и развитию технологий беспроводной связи и Интернета вещей. Консорциум координируется Центром компетенций НТИ на базе Сколковского института науки и технологий (Сколтех). Мы поговорили с директором Центра компетенций НТИ по направлению «Технологии беспроводной связи и Интернета вещей» Дмитрием Лаконцевым о том, чего он ждет от этого сотрудничества и зачем промышленным компаниям необходимо цифровизировать производство с помощью IIoT.

09.10.2019

Посетителей: 176

Просмотров: 186

Время просмотра: 1.9 мин.

Компания «Инфосистемы Джет» первой из топ-10 интеграторов вступила в консорциум по созданию и развитию технологий беспроводной связи и Интернета вещей. Консорциум координируется Центром компетенций НТИ на базе Сколковского института науки и технологий (Сколтех). Мы поговорили с директором Центра компетенций НТИ по направлению «Технологии беспроводной связи и Интернета вещей» Дмитрием Лаконцевым о том, чего он ждет от этого сотрудничества и зачем промышленным компаниям необходимо цифровизировать производство с помощью IIoT.

 

 

— Дмитрий, вкратце, что такое IIoT?

— Промышленный Интернет вещей — это эволюционное развитие промышленной автоматики, которая внедряется на предприятиях не одно десятилетие. Существуют три цикла управления. Первый — управление конкретным производственным процессом, которым занимаются АСУ ТП. Система следит за тем, чтобы процесс шел по намеченному плану и никуда не отклонялся, сообщает об аварийных ситуациях. Кстати, эти системы чрезвычайно консервативны, поэтому их модернизация и расширение воспринимаются сотрудниками предприятия без энтузиазма: каждое такое обновление — потенциальный сбой в работе.

 

 Следующий цикл — управление конкретным производственным участком. Не одним процессом, а целым цехом, например. В таком случае автоматизированные системы работают на уровне нескольких процессов и по итогу работы выдают конечный продукт. И третий цикл управления подразумевает контроль не конкретного участка производства, а всех данных, собранных компанией с систем. В результате мы получаем общую картину: компания не просто отслеживает происходящие процессы, а может спрогнозировать, как поведет себя тот или иной участок производства. Промышленный Интернет вещей — это как раз оперирование на втором и третьем циклах управления.

— Как предприятию переходить на каждый новый уровень?

— Безусловно, при каждом переходе необходимы инвестиции и усиление собственной инфраструктуры. Исходя из своего опыта, скажу, что сначала нужно проработать платформу, которая будет обобщать собираемые данные. Это может быть информация из АСУ ТП, ERP-систем, сведения из отчетов поставщиков и т.д. Платформа должна правильно хранить все эти данные, чтобы они были однородными и целостными. Если это удалось организовать, тогда уже можно начинать работать с данными: анализировать их, строить модели и формировать рекомендации по улучшению процессов производства.

 

Промышленный Интернет вещей обычно решает две задачи: снижение эксплуатационных расходов и оптимизация процессов производства. Например, если обслуживать оборудование не по регламенту, а по состоянию, а потом и вовсе перейти на предиктивное (прогнозное) обслуживание, то можно сократить общие эксплуатационные расходы на 20–30%. Это уже с учетом стоимости соответствующего ПО. Экономия обеспечивается за счет увеличения эффективности оборудования, снижения простоев и более продуктивной работы технических специалистов.  

— Одно из главных опасений по поводу IIoT — это вопрос безопасности. Как защитить платформу, которая аккумулирует все данные о производстве компании?

— Безопасность данных для производственных предприятий — вещь критически важная. Для их защиты необходимо внедрять специализированные системы и нанимать соответствующих специалистов. А насчет платформы — никто не говорит, что это должно быть облачное решение. Это может быть локальная платформа, развернутая на конкретном предприятии и никак не завязанная на интернет. Ее можно полностью замкнуть на внутреннюю сеть, этого достаточно, чтобы получать все данные и работать с ними. 

Алексей Сечкин

директор Центра инновационных технологий и решений компании 

«Инфосистемы Джет»

Комментарий

 

В 1990 г. Джон Ромки создал первую «интернет-вещь» — обычный тостер, который включался и выключался дистанционно, через сеть Интернет. Впервые термин «Интернет вещей» был применен в 1999 г. компанией Procter & Gamble для иллюстрации использования технологии RFID-меток в цепочке поставок. С тех пор многое изменилось, Интернет вещей охватил ряд сфер нашей жизни: большинство из нас уже являются обладателями интернет-вещей.

 

В сфере производства ситуация выглядит несколько иначе. Третья промышленная революция прошла еще во второй половине ХХ века. Она ознаменовала собой переход от аналоговых технологий к цифровым.

 

Четвертая индустриальная революция (Индустрия 4.0) подразумевает переход на полностью автоматизированное цифровое производство, управляемое интеллектуальными системами в режиме реального времени в постоянном взаимодействии с внешней средой. Оно выходит за границы одного предприятия и в перспективе может стать частью глобальной промышленной сети. 

 

Индустрия 4.0 включает:

  • промышленный интернет вещей
  • облачные вычисления
  • большие данные
  • искусственный интеллект и машинное обучение
  • аналитические системы
  • кибербезопасность
  • интеграцию процессов и систем
  • компьютерное зрение
  • цифровые двойники
  • дополненную и виртуальную реальность
  • коллаборативные системы и когнитивные решения
  • робототехнику
  • аддитивное производство

 

Промышленный Интернет вещей — это основа, без которой зачастую невозможно применение других технологий. Мы видим существенный интерес к нему со стороны заказчиков. В целом наблюдается рост общей культуры производства и понимания бизнес-ценностей, которые несет цифровизация. Бизнес ищет возможности применения технологий Индустрии 4.0 для достижения своих целей в тандеме с опытным партнером. 

 

Мы, являясь таким технологическим партнером, развиваем как собственные, так и совместные решения, активно сотрудничаем с участниками рынка. Недавно наша компания вступила в консорциум по созданию и развитию технологий беспроводной связи и Интернета вещей, сформированный Сколковским институтом науки и  технологий. Мы ожидаем значительных результатов от этого сотрудничества. Сколтех является ведущей российской научно-исследовательской базой для развития новых технологий, а наша компания имеет большой опыт практической реализации сложных комплексных проектов. Слияние наших компетенций позволит предложить рынку IoT-решения, которые закроют актуальные потребности российского бизнеса. Мы фокусируемся на технологиях для промышленности, ретейла, банковской сферы, сельского хозяйства, медицины и электроэнергетики. 

— Какие решения станут основными для IIoT в ближайшие несколько лет? 

— Интернет вещей строится по очень простой и понятной цепочке: сенсоры и устройства — агрегация и предобработка данных — связная инфраструктура (беспроводная или проводная) — системы хранения данных — методы их обработки — принятие решений и выдача рекомендаций. Основная задача сейчас — получить много дешевых сенсоров и устройств, чтобы охватить весь производственный процесс и обеспечить измерение всех параметров. Это позволит собирать больше информации, и она будет точнее.

 

Если мы говорим об инструментах обработки данных — это весь Data Science, который нам сейчас доступен. Причем я имею в виду не только хайповые Machine и Deep Learning, но и такие старые, проверенные методы, как обычная или продвинутая статистика. И конечно же, искусственный интеллект, который позволит автоматически принимать решения на основе обработанных данных. 

— Вы видите блокчейн в структуре IIoT? 

— Распределенных баз данных полно, единственное принципиальное отличие блокчейна от остальных БД в том, что он независим и распределен по всему миру. Если вы не доверяете кому-то из поставщиков, тогда блокчейн может пригодиться. В теории он даже может заменить работу юристов, но как в таком случае перейти в юридическую плоскость, если поставщики, например, начнут срывать сроки, я не знаю. Чисто теоретически это отличная вещь — этакий электронный нотариус. Практически — не уверен, что он будет играть важную роль в будущем.

— Какие отрасли в России наиболее перспективны с точки зрения использования IIoT?

— Во-первых, это компании, у которых есть распределенная и достаточно старая инфраструктура. Например, «Россети», нефтяные или газовые предприятия, где инфраструктура съедает много денег и даже небольшая оптимизация позволит серьезно сэкономить. 

 

Во-вторых, непрерывные производства: выплавка стали, производство стекла, химическая промышленность. Промышленный Интернет вещей поможет обеспечить оптимальную эксплуатацию той же доменной печи. И в-третьих, дискретное производство, здесь IIoT помогает гибко планировать использование рабочей силы и логистику. 

— Подразумевает ли новый способ коммуникации производственных элементов предприятия какие-либо бизнес-изменения? 

— Конечно, если технические перемены не приводят к бизнес-изменениям, значит, эти обновления были зря. Основной драйвер промышленного Интернета вещей — экономический. И безусловно, это помогает увидеть свои производственные процессы на другом уровне, информированность менеджмента компании становится на порядок выше. Например, теперь можно наблюдать работу производственных площадок онлайн. И минимальные перемены, которые должны за этим последовать, — рост гибкости производства и оптимизация инфраструктуры. 

Емкость российского рынка IIoT

 

Продажа оборудования, роботизированных систем, датчиков, ПО и платформ, реализация услуг интеграции, создания инфраструктуры и сетей и пр.

 

2017 - 93 млрд. рублей
2020 - 270 млрд. рублей

Доля расходов промышленности на IIoT

 

20% - 2017
25% - 2020

При этом аналитики отмечают, что степень проникновения промышленного Интернета вещей в России во многом зависит от уровня государственной поддержки. Технологические решения пополняют рынок, но пока у заказчиков нет готовых сценариев использования технологий, дающих ощутимые результаты. Кроме того, сохраняются опасения, касающиеся вопросов безопасности.

 


Согласно исследованию аналитического центра TAdviser, проведенного совместно с госкорпорацией «Ростех»

— Можно ли после внедрения IIoT ожидать сокращения штата компаний или совмещения функций сотрудников?

— Скорее, будет проводиться переквалификация персонала. Люди будут обслуживать внедренные системы, в компаниях появятся принципиально новые кадры (например, специалисты по работе с данными и по их защите). Самые низкоквалифицированные работники будут заменены, инженеры будут так же вовлечены в производство, но на другом уровне понимания производственных процессов. Вряд ли количество сотрудников сильно изменится — скорее, вырастет их качество. 

— И где бизнесу искать профессионалов «новой волны»?

— Везде, где только можно. Рынок формируется, мы в Сколтехе постепенно начинаем готовить представителей новых специальностей, таких как специалист по работе с данными или по Интернету вещей. С нами активно сотрудничают «Газпром нефть» и Сбербанк, поскольку понимают, что самый оптимальный путь для любого бизнеса — это переподготовка уже имеющихся кадров, знающих все тонкости работы компании. Второй путь — набирать молодых специалистов из ведущих технических вузов. И всегда есть стандартное решение — схантить нужного сотрудника у конкурента. Но в первую очередь я бы смотрел в сторону дополнительных программ образования и переподготовки собственных кадров.

— Привлечение компаний-партнеров упростит предприятиям переход на IIoT? Или лучше все сделать самим?

— Этот выбор — целая проблема. С одной стороны, она психологическая: у нас в большинстве случаев не принято привлекать аутсорсеров. А с другой — объективная, потому что качество работы у западных подрядчиков выше, чем у отечественных. При этом если компания не понимает, куда и зачем она будет двигаться с помощью IIoT, если за это направление не отвечают ключевые для бизнеса люди, если нет четкого плана реализации, то любой внешний консультант не поможет. Если же все вышеперечисленное имеется, партнерам можно поручить чисто технические моменты: поднять внутреннее облако, провести сеть, установить датчики. 

 

Теперь, что касается экспертов, ответственных за то или иное направление. К примеру, в компании «Газпром нефть» есть отдельная должность CDO — Chief Digital Officer. Это менеджер, отвечающий за цифровую трансформацию. Он понимает, что и как происходит в бизнесе компании, и, вооружившись этими знаниями, ищет пути диджитализации. Вы, конечно, можете пригласить сторонних консультантов, чтобы они поделились мировыми практиками. Но доверять им трансформацию собственного бизнеса, безусловно, нельзя. Они не понесут серьезных потерь, если что-то сделают не так. А вы потеряете бизнес.

— Мы завершаем нашу беседу вопросом о сотрудничестве компании «Инфосистемы Джет» и Сколтеха в направлении IIoT. Почему вы решили работать и на какие результаты рассчитываете?

— У Сколтеха и входящего в него Центра компетенций НТИ по направлению «Технологии беспроводной связи и Интернета вещей» достаточно ограниченные возможности по созданию законченных продуктов и их внедрению. Наша задача — технологически и образовательно помогать отечественным компаниям создавать решения и выходить на новые рынки. Помимо собственно создания продуктов, необходимо их внедрять и эффективно использовать. Сделать это можно только в партнерстве, поэтому мы в рамках Центра компетенций формируем консорциум из разных компаний: крупные заказчики (от «Россетей» до Сбербанка), продуктовые компании (разработчики базовых станций или технологий обработки данных) и интеграторы. В этой экосистеме мы видим «Инфосистемы Джет» в качестве партнера, способного реализовать проект под ключ: внедрить и поддерживать решение. 

Высокоразвитый мультипликатор

 

В исследовании Элизабет Скотт и Говарда Уаля от 2013 г. утверждается, что обрабатывающая промышленность создает самый высокий мультипликатор рабочих мест в экономике — 1:4,6. То есть появление одного места в промышленном секторе приводит к созданию k других рабочих мест, где k = 4,6 в данном случае, поскольку большинство отраслей и производств косвенно или напрямую зависят от промышленности.

 

Аналитики J`son & Partners Consulting, в свою очередь, говорят о том, что в промышленности Индустрия 4.0 (в данном случае это синоним IIoT. — Прим. ред.) создает еще больше смежных специальностей и рабочих мест, увеличивая мультипликатор до 1:16. Причем высокоразвитый промышленный сектор создает рабочие места с более высокой зарплатой и соответствующими требованиями к сотрудникам.

Экономический эффект от внедрения IoT в России к 2025 г. (млрд рублей):

 

в сфере здравохранения 

536   

в энергетике                   

532 

в логистике                    

524

в сельском хозяйстве

469

в городской среде

375

Алексей Мальнев

руководитель Центра мониторинга и реагирования на инциденты ИБ Jet CSIRT компании «Инфосистемы Джет»

Комментарий

 

Мы не первый год изучаем проблематику безопасности IoT, поэтому для нас очевидно многообразие используемых в этой области технологий и архитектур, кардинально влияющих на подходы к ИБ. Иными словами, модели угроз, подходы, архитектуры и применяемые технологии ИБ зависят от конкретной области IoT:

 

  • умные дома;
  • носимые устройства;
  • умные города;
  • умные электросети (Smart Grid);
  • промышленный Интернет вещей (IIoT);
  • системы управления автотранспортом (Connected Car);
  • медицинские устройства (Connected Health);
  • умный ретейл (Smart Retail);
  • умная логистика (Smart Supply Chain);
  • умное сельское хозяйство (Smart Farming).

 

Здесь стоит выделить уже относительно сформированные технологии и пока еще зарождающиеся области IoT.

 

Например, в части IIoT у нас есть многолетний опыт комплексных ИБ-проектов. Именно в этом сегменте развивались технологии с подключением автономных устройств к информационным сетям связи, будь то исполнительные устройства или промышленные контроллеры. Концептуально эти технологии даже на заре своего появления были схожи с современным промышленным Интернетом вещей. Сегодня IIoT расширяется и выходит за рамки информационных систем предприятий, формируя законченную экосистему с производственной цепочкой — от добычи сырья до конечного потребителя и последующей утилизации товара. И наша задача здесь — учитывать новые угрозы, которые несет в себе процесс расширения периметра некогда закрытых и изолированных промышленных инфраструктур.

 

Схожая ситуация наблюдается с мобильными (носимыми) решениями. Мы уже много лет занимаемся решениями в области защиты конечных устройств (шифрование, антивирусы, решения по защите от таргетированных атак, от утечек данных и т.д.), MDM, архитектурой и технологиями BYOD. Поэтому мы планомерно развиваем подход к защите самих носимых устройств IoT и работаем над нивелированием угроз, которые они приносят в информационные системы. 

 

В то же время есть области IoT, получившие развитие сравнительно недавно: системы управления автотранспортом (в том числе беспилотные системы) и умное сельское хозяйство. Они требуют особенно внимательного изучения.

 

Отдельно стоит тема развития аналитики детектирования и реагирования на атаки в области Incident Response с учетом нового ландшафта угроз IoT. Техники и тактики, применяемые злоумышленниками, сущес­твенно изменяются, появляются абсолютно новые векторы атак. Последние ИБ-инциденты в области IoT красноречиво это демонстрируют. Мы периодически корректируем наши аналитические подходы, разрабатывая новые сценарии выявления угроз и реагирования на инциденты, и, судя по всему, в будущем станем уделять этому все больше внимания. 

Уведомления об обновлении тем – в вашей почте

Профессиональная паранойя, или Несколько слов про Интернет вещей

Теплым майским деньком я сидел на веранде открытого кафе, медленно пил марокканский чай и думал о том, как дипломатично отказаться от приглашения на круиз, в рамках которого должно было пройти очередное мероприятие по информационной безопасности. А вокруг меня бушевал Интернет вещей.

Информационная безопасность в промышленности: уже да или еще нет?

В разных отраслях ИБ занимает различные позиции: например, в банках на обеспечение безопасности тратят намного больше, чем в промышленности. Но значит ли это, что производственные компании менее защищены? Стоит ли нам ждать кардинальных изменений в подходе к безопасности среди промышленников? Об этом в интервью нашему журналу рассказали Борис Симис, заместитель генерального директора, и Алексей Новиков, руководитель экспертного центра безопасности (PT ESC), компания Positive Technologies.

Внедрение инноваций — это ломка привычного и преодоление инерции

Если вы, вместо того чтобы здесь и сейчас заниматься цифровизацией бизнеса, только и делаете, что считаете будущий эффект от внедрения инноваций, то в итоге, скорее всего, окажетесь среди отстающих, уверен Анатолий Ушаков, директор по информационным технологиям АО «Трансмашхолдинг». В своем интервью он рассказал, как на предприятиях холдинга создавался единый ИТ-ландшафт и какие инновационные проекты сейчас реализует компания.

Беспилотные машины в центре Москвы мы увидим еще не скоро…

По мнению аналитиков из PwC, к 2040 г. в крупнейших городах появится беспилотная транспортная инфраструктура, в которой не будет места водителю-человеку. Наши собеседники — эксперты Центра Сколтеха по научным и инженерным вычислительным технологиям для задач с большими массивами данных Евгений Бурнаев (доцент) и Алексей Артемов (научный сотрудник) — более сдержанны в своих оценках. Сначала необходимо решить инженерные проблемы, разработать законодательную базу и, главное, изменить отношение людей к беспилотным автомобилям.

«Лаборатория стоит 15 млн рублей и не приносит сиюминутной прибыли. Но для компании это шанс выйти на устойчивое развитие»

Как отечественные ритейл-компании поняли, что им нужны инновационные лаборатории? Почему лаборатории не приносят денег, но нужны каждому? Насколько российский ритейл отстает от западного?

Этапы внедрения ML-моделей на предприятиях

Основные этапы внедрения ML-решений. Какова главная задача пилота? Что дает мониторинг работы ML-моделей?

Segezha Group: «Запускать пилоты и не бояться неудач»

Почему бессмысленно создавать многолетнюю инновационную стратегию? Как технология компьютерного зрения помогает улучшить качество фанеры? Чем Segezha Group привлекает кадры в условиях тотальной конкуренции? Как показать новым луддитам, что цифровые технологии не угрожают, а помогают бизнесу?

Искусственного интеллекта не существует, есть искусственная разумность

Почему необходимо осуществлять мониторинг промышленной безопасности? В интервью редакции JETINFO рассказал Самуэль Левин, первый заместитель генерального директора компании «РКСС — Программные Системы».

Как не разочароваться в математике, или Почему цифровизация — это не только технологии

Какие компании сегодня считаются цифровыми? Почему цифровые двойники всех раздражают? Как не обжечься на хайповых технологиях?

Спасибо!
Вы подписались на обновления наших статей
Предложить
авторский материал





    Спасибо!
    Вы подписались на обновления наших статей
    Подписаться
    на тему







      Спасибо!
      Вы подписались на обновления наших статей
      Оформить
      подписку на журнал







        Спасибо!
        Вы подписались на обновления наших статей
        Оформить
        подписку на новости







          Спасибо!
          Вы подписались на обновления наших статей
          Задать вопрос
          редактору








            Оставить заявку

            Мы всегда рады ответить на любые Ваши вопросы

            * Обязательные поля для заполнения

            Спасибо!

            Благодарим за обращение. Ваша заявка принята

            Наш специалист свяжется с Вами в течение рабочего дня