Сайт находится в состоянии доработки. Извиняемся за неудобства.

x
© 1995-2020 Компания «Инфосистемы Джет»

17.11.2020

Посетителей: 125

Просмотров: 305

Время просмотра: 2.3 мин.

Как изменилось отношение бизнеса к дистанционной работе после пандемии?

 

Какие бенефиты получили компании от перехода на удаленку?

 

Как изменятся офисные пространства

 

 

 Организатор и модератор круглого стола — Ирина Ратина, исполнительный директор Retail TECH 

 

Как перешли на удаленную работу и почему выросла ценность личных встреч

Сколько человек вы отправили на удаленный режим работы?

Михаил Платонов: Не менее 90% сотрудников.

 

Николай Виноградов: Что касается менеджмента, цифры примерно те же — 90–95%. На производстве работники выходили посменно, просто смены были не такими плотными, как в обычное время.

 

Владислав Беляев: Мы не могли позволить производству остановиться, поэтому оно работало на 100%, но мы тоже скорректировали смены. Все офисные сотрудники, а это более 2000 человек, ушли на удаленку.

 

Павел Серяпин: Мы уже на второй неделе самоизоляции перевели весь офис на удаленный режим. На складе работали 20–30% сотрудников.

В двух словах: как работает схема сейчас?

Михаил Платонов: Примерно так же: у нас разрешено приходить в офис, но одновременно в нем может быть не более 10% от общего числа сотрудников. В PepsiCo — режим удаленной работы.

 

Николай Виноградов: В Москве 100% сотрудников работают в офисе с соответствующими мерами безопасности. В Вологодской области у нас гибкий график. Часть сотрудников выходит по четным дням, часть — по нечетным.

 

Владислав Беляев: У нас офисные сотрудники работают 50/50: сначала на неделю выходит одна половина, на следующей неделе — другая.

 

Павел Серяпин: А мы работаем по следующей схеме: в офисе одновременно находится не более 30% сотрудников, при этом каждый должен побывать там не менее одного и не более трех раз в неделю. Я свою ИТ-команду полностью перевел на удаленку, про магазины говорить не буду — там отдельная история.

 

Андрей Янкин: Мы перешли от аварийной к плановой удаленке, каждое направление бизнеса индивидуально решает этот вопрос. Кто-то все время работает удаленно, а кто-то проводит вне офиса 20–30% рабочего времени.

 

Андрей Шапошников: Стараемся сделать так, чтобы человек 2–3 дня присутствовал в офисе. Как показала практика, хоть мы и хорошо работаем в удаленном режиме, но личное общение необходимо.

Цифровое рабочее место — технологии и методы работы, которые позволяют сотрудникам независимо от их местонахождения выполнять свои обязанности через единый цифровой интерфейс.

 

Андрей Шапошников

Планируете ли вы изменить офисное пространство?

Михаил Платонов: Мы вдвое сократим количество рабочих мест, а для сотрудников сделаем обязательными 2–3 дня присутствия в офисе.

 

Николай Виноградов: Стало понятно, что coworking и open space — это нерабочие варианты, от которых нужно уходить. У нас некоторые офисные площади были переоборудованы под open space, следовательно, их нужно перестраивать. Есть общепринятый вариант с прозрачными стенами, плюс мы продолжим практиковать гибридную схему выхода в офис.

 

Павел Серяпин: Думаем сократить офисное пространство примерно на 30%. Возможно, даже откажемся от аренды одного из двух этажей. Сейлзов переведем на плавающие рабочие места, так как они постоянно работают в поле.

 

Андрей Янкин: Для меня сокращение площадей в 2 раза — это примерно 2% экономии на фонде оплаты труда, возможно, из-за удаленности нашего офиса от центра. Учитывая, какой стресс это вызывает у людей, мы решили сохранить рабочие места для всех.

 

Денис Рудаков: Мы избавились от 40% офисных площадей и уже создали прототип регламента, по которому будем шэрить рабочие места между сотрудниками.

Какие бенефиты видит ваша компании в удаленной работе в «мирное время»?

Андрей Шапошников: Согласно опросу 40 ИТ- и ИБ-руководителей, который мы провели, более 50% планируют частично сохранить удаленный формат для своих сотрудников. Причины разные: одни готовятся к следующей волне и карантину, другие ищут выгоду в сокращении арендных платежей и привлечении менее дорогих специалистов из регионов.

 

Владислав Беляев: «Черкизово» работает во многих регионах, плюс у нас есть сотрудники из других стран. Мы организуем им рабочие места с доступом к корпоративным сервисам независимо от местонахождения. Будем использовать эти наработки для сотрудников, находящихся в командировках.

 

Михаил Платонов: У нас и до COVID-19 были распределенные команды, причем не только в ИТ. Мы расширим этот опыт, чтобы не привязываться к конкретному месту. Сокращение расходов на аренду офисов, конечно, тоже играет свою роль.

 

Николай Виноградов: Точно снизились расходы ресурсов: как финансов, так и времени — на транспорт. По моему ощущению, выросла ценность обычных встреч. Теперь люди приходят туда собранными, никакой расслабленности, обсуждаются только те вопросы, ради которых собрались.

 

Денис Рудаков: Мы проводили опрос внутри компании, и 92% сотрудников сказали, что удаленная работа хороша, потому что экономит время на дорогу. 40% любят просыпаться позже, 22% рады, что уделяют больше времени семье. 60% сказали, что стали тратить меньше денег, 65% отметили, что их мнение об удаленной работе изменилось в лучшую сторону. Но в то же время, когда мы спросили, «готовы ли вы всегда работать удаленно», положительно ответили только 33%. 60% хотят гибридный подход — чтобы 2–3 дня ходить в офис.

 

Соглашусь с Николаем, у нас ровно та же ситуация: личные встречи стали ценнее. Они проводятся быстрее, из них всегда следует экшн-план на будущее. Люди при встрече обнимаются друг с другом, теперь это не просто рабочий процесс, а часть тимбилдинга.

 

Павел Серяпин: Вам везет, что вы можете обниматься. У нас практически документально запретили руки жать, про объятия я вообще молчу.

 

Как рабочие места становятся цифровыми

Какие технологии вы используете для организации удаленной работы?

Николай Виноградов: У нас задействованы VDI, терминальные серверы, различные виды удаленного доступа. Много внимания уделяем коммуникационным платформам, например мобильным мессенджерам. Естественно, к уже имеющимся инструментам добавились новые, потому что в цифровой мир стремительно вышли не только мы, но и все вокруг. Кто-то из наших контрагентов выбрал Zoom, кто-то — Skype for Business. Нам необходимо было подстроиться. Конечно, нельзя сказать, что в этом для нас было что-то принципиально новое.

 

Павел Серяпин: Мы к этой ситуации были готовы заранее: примерно 90% необходимых решений у нас уже было. Весенний переход на удаленку был сложен только для 30% сотрудников, которые постоянно сидели в офисе. В итоге мы научили всех пользоваться VPN. Тем, у кого дома не было рабочих мест, закупили ноутбуки.

 

Владислав Беляев: В нашем случае картина примерно такая же: технические платформы были готовы и использовались раньше, поэтому мы смогли за неделю перевести 2 тысячи сотрудников на удаленный режим. Платформу мы сейчас масштабируем, а для общения используем Skype for Business.

 

Денис Рудаков: У нас был набор вполне традиционных инструментов: VPN и терминальные серверы. Еще у всех нас есть legacy applications, написанные в древние годы на Delphi. История с удаленным доступом подталкивает к тому, чтобы переделать их, потому что работать в Вебе удобнее, чем лезть на терминальный сервер.

 

Михаил Платонов: У нас уже была платформа, за первые две недели самоизоляции мы ее масштабировали и подключили к ней ряд дополнительных технологий. Внедрили Zoom в облаке еще в декабре прошлого года — как в воду глядели. Если говорить про долгосрочные тренды, то я бы отметил «универсализм». Наша задача — сделать так, чтобы пользователю было удобно работать откуда угодно, чтобы у него были одинаковые инструменты, интерфейс, подход. Например, я буквально позавчера получил электронную цифровую подпись для кадровых процессов. Это значит, что теперь они становятся цифровыми — больше не нужно идти в офис, чтобы принять человека на работу.

Какое у вас отношение к BYOD? Как вы обеспечиваете информационную безопасность?

Михаил Платонов: Мы не разрешаем подключаться к офисному VPN со своих гаджетов, но доступ к Microsoft 365 возможен, потому что продукт изолирован и оттуда нельзя скопировать данные. В остальных случаях мы допускаем подключение к корпоративным ресурсам с собственных устройств, но нужно установить на них средства Mobile Device Management. Безусловно, информационная безопасность в таких случаях необходима, но она должна думать и работать по-другому.

 

Владислав Беляев: Для нас этот вопрос стоит уже давно, потому что торговые представители и мерчандайзеры составляют солидную часть штата. Они работают на корпоративных мобильных устройствах, а остальным сотрудникам мы разрешаем пользоваться собственными девайсами, но с соблюдением требований безопасности.

 

Николай Виноградов: С точки зрения ИБ у нас не существует слова «запретить», мы всегда должны находить компромисс. Например, если в сеть зашло доверенное устройство, с него можно обрабатывать информацию. Но если речь о китайском телефоне с вшитым трояном, это уже другой вопрос.

 

Павел Серяпин: «Ив Роше Восток» давно использует мобильные устройства в магазинах. Во время самоизоляции мы даже придумали дополнительную активность: сотрудники обзванивали клиентов, поздравляли их с днем рождения и тем самым делали продажи. Это, кстати, неплохо повлияло на нашу прибыль в эти больные месяцы. Но у нас, в отличие от коллег, все жестко: нет BYOD от слова «совсем». Мы экспериментировали с этим подходом и поняли, что не можем управлять всем этим колхозом. Поэтому наши сотрудники работают исключительно на тех девайсах, которые мы им выдаем. У нас очень закрытая внутренняя сеть.

 

Денис Рудаков: В DPD Russia все не так жестко в плане BYOD, ограничений на использование мобильных устройств у нас нет, главное — установить VPN-клиент. Но я продвигаю идею того, что для людей, работающих удаленно, необходимо приобрести корпоративное оборудование. Нам будет проще с этим жить.

 

Андрей Янкин: Сегодняшние спикеры — образцово-показательные компании, потому что примерно 70% наших клиентов бросились в удаленку как в омут с головой. Делали полный доступ к legacy-приложениям, не используя даже VPN, передавали пароли в открытом виде, вынужденно переходили на полный BYOD. Все просто спасали бизнес.

 

По запросам, которые шли к нам, я делаю такой вывод: в основном компании занимались масштабированием имеющихся мощностей, токены закупали просто вагонами. Когда у тебя всего 2 недели, времени на внедрение новых решений нет. Остается увеличивать масштаб и проводить пентесты, чтобы проверить работу оборудования.

Анастасия Хрисанфова

HRD, партнер BOD.digital

Как изменятся офисы в ближайшее время?

 

Бизнес только начинает всерьез рассматривать гибридный подход как долгосрочный способ организации работы. Компании уже сделали первые попытки вывести сотрудников в офис — с разной степенью успешности. Где-то люди шли на привычное место с радостью, но в крупных организациях было расслоение: далеко не все хотели возвращаться. Экстренный переход на дистанционный режим получился благодаря экстраресурсам, а гибридный подход так быстро выстроить нельзя — здесь необходимо тщательное долгосрочное планирование. Это новая сущность, с которой никто раньше не сталкивался.

 

Также компании пересматривают свое отношение к офисным пространствам. С одной стороны, на рынке недвижимости уже появились предложения, позволяющие бизнесу разместить основной офис в одном здании и создать несколько хабов или сателлитов в разных частях города. Так люди смогут работать вне дома, но при этом не тратить час-полтора на дорогу в офис. С другой стороны, компании планируют переработать пространства в сторону agile-офисов, чтобы они были больше приспособлены под коммуникацию.

 

Я вижу, как вместе с гибридным подходом возвращается вопрос контроля. Был всплеск в самом начале пандемии, когда топ-менеджеры лихорадочно искали способ контролировать своих сотрудников на удаленке. Теперь, когда всерьез обсуждается гибридная модель, эти задачи снова выходят на первое место для руководителей бизнеса.

 

Насчет эффективности удаленной работы: пока есть только общее ощущение того, что в этом режиме продуктивность не снижается. Мы видим, что на удаленку уходят команды, которые изначально не были готовы трудиться таким образом, поэтому некоторое время уйдет на перестройку процессов. Резкий рост эффективности в начале пандемии был обусловлен эффектом мобилизации: люди перестраивались и работали сверх нормы. Но этот рывок дался всем ценой больших нервов, а эффект мобилизации уже прошел.

 

В перспективе мы, скорее всего, будем двигаться в направлении офисов как коммуникационных пространств, а по городу или стране компания арендует систему хабов. В такой парадигме сложнее работать с культурой внутри компании. Мне кажется, это интересный вызов для бизнеса. Но в течение ближайшего года серьезных перемен ждать не стоит. Компании постараются выстроить работу, опираясь на свой прошлый опыт.

Николай Виноградов

Cтарший менеджер управления ИБ компании «Северсталь Менеджмент»

По ту сторону WFH\WFA

 

Мы обсудили актуальные темы, лежащие на поверхности, но не озвучили несколько важных вопросов. Я хочу сделать акцент на проблематике «по ту сторону WFH\WFA» (Working from home; Working from anywhere. — Прим. ред). Рассмотрим кейс, как конкретный сотрудник превращает личное пространство в open space. В семье, которая находится на удаленке, одновременно могут идти совещания у главы семейства, его супруги и, например, двоих детей — четыре конференции сразу. А если еще и старшее поколение активно, что тогда? Как ни забавно, но «бабушкин ковер на стене» снова становится актуальным, ведь слышимость в наших квартирах отличная. Возникает глобальная задача создания и обеспечения работы микроофиса, в том числе с привлечением ресурсов компании. Это важный бытовой и психологический момент, упустив который, мы не сможем организовать комфортную удаленку для сотрудников.

 

Второй актуальный вопрос — технический. Из нашего обсуждения можно сделать вывод о том, что для создания цифровых рабочих мест все используют примерно одинаковый набор решений. Да, сегодня эти технологии закрывают большинство наших потребностей, но не помешает подумать и о будущем. Пока мы концентрируемся на вопросе безопасного доступа к сети, самим пользователям нужно другое. Сотрудникам нужен доступ не к сети, а к рабочему пространству, пространству приложения. Я говорю об Application Centric Infrastructure, о вопросах доставки и доступности приложений и контента. В этом направлении уже активно работают Citrix, Cisco, F5 и другие крупные игроки.

 

И третий момент касается непосредственно ИБ. Гибридная модель работы (офис плюс дистанционка) — это новые угрозы и вопросы, и на некоторые из них у нас пока просто нет ответа. Тактика по умолчанию — взять время для наблюдения и набрать достаточное количество ИБ-инцидентов, чтобы получить фактуру, с которой можно выходить на диалог с бизнесом. Такой подход возможен, но он не единственный, и подумать о других вариантах как минимум не помешает.

Уведомления об обновлении рубрик – в вашей почте

«Там, где есть сотрудник “Инфосистемы Джет“, нет нашего ИТ-специалиста…»

Слово «аутсорсинг» стал привычным уже не только для специалистов, но и для обывателей. Но смысл, который тот или иной человек вкладывает в этот термин, подчас оказывается разным.

Как цифровизация делает заводы безопаснее

Какие ИТ-решения помогают обеспечивать безопасность производства в цехах? Что планируют делать предприятия непрерывного цикла для минимизации рисков коронавируса?

ЦОД в «жестянке», или Зачем хранить данные в грузовом контейнере?

Растет уровень дигитализации промышленного сектора, растут и запросы в части центров обработки данных.

Как COVID-19 вызвал рост рынка видео-конференц-связи в России в 3 раза

Home-офис vs стандартное рабочее место. Что выгоднее? Как COVID-19 заставил российские компании довериться облакам? Что мешает Zoom стать корпоративным стандартом?

Пора ли переходить на All-Flash СХД?

В последнее время не проходит и месяца без появления отраслевых новостей, касающихся новых решений для хранения данных. Гонка за бюджеты заказчиков всё чаще разворачивается в плоскости противостояния привычных дисковых массивов и решений, построенных на flash-накопителях.

Зарисовка о самоизоляции в двух частях

Как противостоять родственникам, которые отвлекают вас от работы? Почему нельзя поддаваться соблазну поспать подольше? Какие преимущества есть у работы из офиса?

Тенденции на рынке труда в период пандемии

На каких ИТ-специалистов упал спрос из-за коронакризиса? Что эффективнее: удаленная работа или офис? Как и каких специалистов искала компания «Инфосистемы Джет» во время пандемии?

«ИТ — это не конкурентное преимущество, а конкурентное требование»

Мы побеседовали с Максимом Белоусовым о том, какие задачи ставит перед ИТ-подразделением новый владелец Банка, почему ИТ не должно быть просто конкурентным преимуществом, а также какую угрозу в себе несет повальное увлечение Agile.

Когда именно предприятие становится цифровым?

Эксперт рассказал нам, каким образом предприятие может перейти в цифровую плоскость и какие инновационные проекты реализуют в «Северстали».

Спасибо!
Вы подписались на обновления наших статей
Предложить
авторский материал





    Спасибо!
    Вы подписались на обновления наших статей
    Подписаться
    на рубрику






      Спасибо!
      Вы подписались на обновления наших статей
      Оформить
      подписку на журнал







        Спасибо!
        Вы подписались на обновления наших статей
        Оформить
        подписку на новости







          Спасибо!
          Вы подписались на обновления наших статей
          Задать вопрос
          редактору








            Оставить заявку

            Мы всегда рады ответить на любые Ваши вопросы

            * Обязательные поля для заполнения

            Спасибо!

            Благодарим за обращение. Ваша заявка принята

            Наш специалист свяжется с Вами в течение рабочего дня