x
© 1995-2019 Компания «Инфосистемы Джет» Разработано в Liqium

ИТ-системы, обслуживающие бизнес BMW в России, представляют собой сплав зарубежных практик, специализированных российских разработок и ИТ-аутсорсинга. Всем этим управляет команда из 10 человек, подчиняющаяся глобальным ИТ- и ИБ-службам автопроизводителя. О том, как зарубежная компания работает в российском правовом поле и что она готова отдать на аутсорсинг местным поставщикам ИТ-услуг, рассказывает менеджер разработки и поддержки ИТ-приложений «БМВ Русланд Трейдинг» Денис Храмов. 

— Какова ИТ-стратегия вашей компании? Опишите ваш ИТ-ландшафт в общих чертах.

Денис: На глобальном уровне BMW позиционирует себя не только как производитель автомобилей и мотоциклов, но и как поставщик интегрированных сервисов мобильности. В их число входят интеллектуальные системы управления авто, сервисы каршеринга, сис­темы помощи водителю, постепенно эволюционирующие в автопилотируемые автомобили. Для разработки этих сервисов мы объединяем промышленные и консьюмерские технологии, постоянно наращиваем внутренние ИТ-компетенции, а также привлекаем вендоров для создания специализированных решений. В международной корпорации BMW уже несколько лет широко используются принципы DevOps и Agile.

 

Импортер BMW в России — компания «БМВ Русланд Трейдинг». В штате ИТ-отдела компании 10 сотрудников, которые отвечают за функционирование всех элементов ИТ-систем, обеспечивают поддержку инфраструктуры и собственного ЦОДа компании. Ресурсы дата-центра позволяют обрабатывать и хранить информацию о более чем миллионе клиентов и полумиллионе мотоциклов и автомобилей BMW и MINI, в том числе сервисную историю (сведения о продажах и обслуживании машин в официальных дилерских центрах BMW по всей России). У нас хранятся данные о взаимодействии автомобилей, клиентов и дилеров на протяжении последних 15 лет.

 

На базе этого же ЦОДа разрабатываются и поддерживаются наши бизнес-приложения. Работу компании обеспечивают около 100 ИТ-систем, примерно 30 из них — это локальные российские разработки, созданные специально для нас или приобретенные у вендоров как готовые продукты.

15 лет

мы храним данные о взаимодействии автомобилей, клиентов и дилеров.

В соответствии с политиками безопасности у нас запрещена обработка персональных данных сотрудников или клиентов на мобильных устройствах.

— Почему российские решения составляют треть используемых систем в такой глобальной компании, как ваша?

— Есть несколько причин. Выбор российских разработчиков отчасти обусловлен требованиями законодательства — в некоторых случаях нужно применять определенное шифрование или использовать сертифицированные продукты. Кроме того, HR- и бухгалтерские процессы в России имеют свою специфику. Продукты крупнейших глобальных поставщиков ПО, таких как SAP, непросто адаптировать к российским реалиям, поэтому в дополнение к SAP мы используем решения 1С.

 

К тому же у автомобильного рынка России своя специфика. 

 

В нашей стране процессы продажи и обслуживания автомобилей значительно отличаются от западных. Российский авторынок — стоковый, автомобили в основном производятся «на склад», откуда распределяются по дилерским центрам и выкупаются клиентами из наличия. В Европе и США большую часть автомобилей производят под заказ конкретных клиентов. 

 

С точки зрения обслуживания автомобилей мы в BMW отмечаем, что российский клиент более требователен: он не готов записываться на сервис за две недели, хочет получать информацию о статусе ремонта в режиме онлайн по SMS, E-mail или через мобильное приложение. Обеспечение максимально возможной прозрачнос­ти коммуникации с клиентами вкупе с необходимостью соответствовать закону об обработке персональных данных и учитывать российскую спе­цифику зачастую требует локальной доработки глобальных либо разработки и приобретения российских решений для управления операционными процессами.

Если в вашей компании есть работающий ИТ-процесс с постоянной стабильной загрузкой ИТ-специалистов, то с точки зрения финансов выгоднее сформировать экспертизу внутри. Но если деятельность носит проектный характер, аутсорсинг будет финансово выгоднее и лучше решит задачи в плане надежности и эффективности.

— Как можно рассчитать пользу от аутсорсинга? Какие критерии здесь стоит учитывать?

— Наиболее очевидные преимущества аутсорсинг обеспечивает в решении вопросов, связанных с бухгалтерским учетом и управлением персоналом, — можно оптимизировать налоговые платежи и решить рутинные задачи с меньшими затратами. Эти плюсы аутсорсинга хорошо известны и используются во всем мире.

 

Когда речь идет о разработке, операционные преимущества аутсорсинга также очевидны. Согласитесь, сложно обеспечить равномерную загрузку сотрудников, особенно когда речь идет о разработчиках. Для любого крупного внедрения требуется сильная команда, которую приходится формировать в короткие сроки. Однако после перехода продукта на стадию промышленной эксплуатации для его поддержки и дальнейшего развития требуется значительно меньшее количество ИТ-персонала. Сглаживать подобные колебания в численности сотрудников сложно даже для такой крупной компании, как BMW. Если рассматривать локальную разработку для российского рынка, то обращение к поставщикам решений и сторонним разработчикам — это единственная подходящая для нас схема.

 

При оценке целесообразности аутсорсинга все зависит от самого проекта. Я считаю, что ключевой фактор при определении ROI — это срок внедрения нового продукта и его интеграция в бизнес-процессы компании.

 

На динамически развивающемся российском рынке месяц простоя или возникшие при внедрении задержки зачас­тую обходятся бизнесу дороже, чем все затраты на аутсорсинг. На начальном этапе создания ИТ-продуктов и сервисов необходимо подключать значительные ресурсы разработчиков, но один только поиск кадров может потребовать существенных затрат времени и свести на нет все финансовые преимущества.

— Что, на ваш взгляд, должно быть отражено в SLA?

— В первую очередь соглашение об уровне предоставления услуг должно учитывать потребности бизнеса. В случае сопровождения систем необходимо согласовать время реагирования службы поддержки с детализацией инцидентов по приоритетам, типам, по их влиянию на бизнес-процессы. Если же вы заказываете готовый сервис, важнее всего будет его доступность — в «девятках» или в других показателях. Все остальные критерии качественного сервиса определяются индивидуально. 

— Как вы выбираете поставщиков ИТ-услуг?

— У компании обширный набор требований к качеству сервиса подрядчиков, также существуют внутренние критерии соответствия (Compliance). В BMW, как свойственно многим крупным компаниям с немецкими корнями, множество детальных требований к разработке ИТ-продуктов, и мы требуем их соблюдения от партнеров.

 

Как следствие, далеко не все подрядчики способны соответствовать нашим требованиям к уровню подготовки персонала или к портфелю сервисов. И, что часто встречается в России, далеко не все из них готовы выполнять наши требования к документированию разработок. Согласно ИТ-стандартам BMW, функции и интерфейсы взаимодействия ИТ-систем должны быть детально описаны. Поэтому мы чаще всего работаем или с крупными интеграторами, или с постоянными партнерами, которые хорошо знают наши процессы. При заказе услуг мы организуем тендеры, в рамках которых оцениваем техническую квалификацию подрядчика и стоимость его услуг. Победитель определяется с учетом обоих факторов.

—Что нужно отдавать на аутсорсинг, а что — нельзя?

— Я уверен, что на аутсорсинг стоит отдавать только те функции, которые не участвуют в ключевых бизнес-процессах и цепочке создания добавленной стоимости. У каждой компании есть свои ноу-хау, наработки, обеспечивающие успех на рынке. И все ИТ-компетенции, обеспечивающие подобные процессы, должны остаться внутри компании.

 

Все, что касается производства автомобилей, определения стоимости услуг и сервиса, разрабатывается и поддерживается внутри BMW. К примеру, в BMW есть определенное количество систем, до сих пор работающих на мейнфреймах. Они были запущены еще в 1980-е годы, но и сейчас успешно функционируют, обеспечивая процессы производства на заводах, логистику и многое другое. 

 

Вместе с тем не ключевые процессы, такие как разработка веб-сайтов, лендингов и мобильных приложений, оптимизация интерфейсов, можно отдать на аутсорсинг, причем с высокой эффективностью их выполнения.

— Как на деятельность вашей компании в России влияет законодательство?

— Требования законодательства влияют на нашу работу самым непосредственным образом. Например, в соответствии с законами 149-ФЗ и 152-ФЗ, компания должна хранить данные сотрудников и клиентов на территории России, причем обеспечивать их защиту сертифицированными ФСТЭК средствами. Отчасти поэтому разработку целого ряда приложений для нас ведут российские партнеры. Более того, для работы в России мы перенесли свою CRM-сис­тему из Германии в местный ЦОД.

— Когда речь идет об аутсорсинге, какие компании вы выбираете — российские или зарубежные?

— У нас есть опыт работы как с российскими, так и с зарубежными подрядчиками, в том числе разработчиками. Сравнивая их друг с другом, могу сказать, что российская разработка зачастую финансово выгоднее (ниже зарплата специалистов и стоимость сопутствующих услуг), а также более гибкая.

 

Однако в том, что касается процес­сного подхода и документирования продуктов, зарубежные разработчики в большинстве случаев оказываются более профессиональными, так как лучше понимают промышленные стандарты. Российские подрядчики зачастую склонны преувеличивать «самодокументируемость» своего кода и недооценивать важность качественного проектного управления.

Я уверен, что на аутсорсинг стоит отдавать только те функции, которые не участвуют в ключевых бизнес-процессах и цепочке создания добавленной стоимости.

— Накладываете ли вы какие-либо ограничения на использование сотрудниками мобильных устройств?

— В соответствии с политиками безо­пасности у нас запрещена обработка персональных данных сотрудников или клиентов на мобильных устройствах. Доступ к конфиденциальным данным можно получить только с рабочих мест или в пределах нашей корпоративной сети. Мы не отдаем на аутсорсинг обеспечение сервисов мобильности, поскольку хотим исключить возможные утечки персональных данных клиентов. Стандарт мобильного рабочего места в BMW включает в себя специальное приложение для голосовых вызовов, интегрированное со службой каталогов, мобильную электронную почту, календарь и другие базовые сервисы.

— Как обеспечивается защита ваших ИТ-систем?

— В BMW существует большой департамент, который занимается кибербезопасностью. В российском подразделении также функционирует служба информационной безопасности. Наша компания — одна из немногих, не пострадавших от последней лавины атак вирусов типа WannaCry, Petya, NotPetya. Я считаю, это стало возможным потому, что основные компетенции в сфере ИБ остаются внутри компании и мы их постоянно развиваем.

 

Наш ИТ-отдел находится в прямом подчинении у центрального ИТ-департамента. В отношении ИБ мы также подчиняемся глобальной службе, а специально назначенный комиссар безопасности контролирует соответствие принимаемых нами мер защиты корпоративным стандартам. При этом с нами часто делятся технической экспертизой коллеги c других рынков и из штаб-квартиры. 

— Каков ваш подход к передаче ИТ-процессов на аутсорсинг? 

— Если в вашей компании есть работающий ИТ-процесс с постоянной стабильной загрузкой ИТ-специалис­тов (например, поддержка и развитие какого-либо ИТ-приложения, служба Helpdesk), то с точки зрения финансов выгоднее сформировать экспертизу внутри. Но если деятельность носит проектный характер, аутсорсинг будет финансово выгоднее и лучше решит задачи в плане надежности и эффективности.

 

Работу, требующую высокой квалификации, также проще отдать на аутсорсинг. Например, сильного SAP-консультанта или эксперта по специфическому оборудованию всегда проще нанять по контракту, чем искать, оформлять в штат и потом удерживать внутри компании. Таким образом, сегодня мы стремимся соблюдать баланс — передавать на аутсорсинг максимум вторичных процессов, а также все пиковые и проектные задачи, оставляя уникальные разработки и критически важные компетенции внутри компании. 

Следите за нашими обновлениями

«Мы оцениваем потенциальных партнеров с точки зрения их влияния на нашу экосистему»

Какие стартапы сегодня привлекает Фонд «Сколково», каковы их приоритетные технологии и направления?

Цифровизация — это инструмент, а не самоцель

Почему у директоров по цифровой трансформации в промышленности короткий кредит доверия рассказывает Наталья Чернышева, директор по акселерации Кластера передовых производственных, ядерных и космических технологий (Промтех) Фонда «Сколково»

Марк Цукерберг с Facebook не стал бы резидентом Фонда «Сколково»

Что является камнем преткновения для развития российских стартапов.

Спасибо!
Ваш материал отправлен.
Мы с вами свяжемся
Предложить
авторский материал
Спасибо!
Вы подписались на обновления наших статей
Подписаться
на рубрику
Спасибо!
Ваша заявка отправлена.
Мы с вами скоро свяжемся.
Оформить
подписку на журнал
Спасибо!
Вы подписались на наши новости.
Оформить
подписку на Новости
Ваш комментарий отправлен.
После прохождения модерации комментарий будет опубликован на сайте.
Оставить
комментарий
Спасибо!
Ваша заявка отправлена.
Мы с вами скоро свяжемся.
Задать вопрос
редактору

Оставить заявку

Мы всегда рады ответить на любые Ваши вопросы

* Обязательные поля для заполнения

Спасибо!

Благодарим за обращение. Ваша заявка принята

Наш специалист свяжется с Вами в течение рабочего дня