© 1995-2022 Компания «Инфосистемы Джет»
«Я бы назвал RPA рынком возможностей»
Программное обеспечение

Какие бизнес-задачи можно решать с помощью RPA? Почему сотрудники зачастую опасаются внедрения таких решений? Как выбрать платформу и подготовиться к внедрению?

Главная>Программное обеспечение>«Я бы назвал RPA рынком возможностей»

04.05.2022

Посетителей: 132

Просмотров: 138

Время просмотра: 2.2 мин.

 

Какие бизнес-задачи можно решать с помощью RPA?


Почему сотрудники зачастую опасаются внедрения таких решений?

 

Как выбрать платформу и подготовиться к внедрению?

— Что подтолкнуло вас к созданию RPA-платформы ROBIN? 

Павел Борченко: Наша команда сформировалась еще в 2014 году: работали вместе, в основном занимались оптимизацией бизнес-процессов в крупных отечественных компаниях. Начинали с проектов для СберБанка, «Альфа-Банка», «Норильского никеля», внедряли разные платформы — и российские, и зарубежные. В 2017 году мы увидели, что потребность в роботизации появляется у заказчиков из разных областей рынка, и начали разрабатывать собственные системы. А в январе 2018 года решили создать свою платформу. Мы изучили решения лидера RPA-рынка UiPath, выделили их преимущества и недостатки и поняли, что можем реализовать аналогичный продукт для российского рынка, учитывая его специфику.


Мы были не просто «одними из», а первыми в России. Разработка платформы началась в феврале 2018 года, а уже в 2019 году она была включена в Единый реестр российских программ для ЭВМ и БД. Тогда же мы создали компанию ROBIN.


Сделать первые шаги в разработке RPA-платформы достаточно легко — существуют готовые фреймворки, библиотеки. Гораздо сложнее продумать архитектуру и вопросы ИБ с учетом специфики и запросов крупных предприятий.

— На каком технологическом стеке построена платформа? С какими ОС она совместима?

Павел Борченко: Мы не привязаны к конкретной ОС. ROBIN 2.0 может работать на Windows, Linux (включая все отечественные дистрибутивы) и MacOS — все благодаря правильно спроектированной архитектуре. Мы не завязаны на Microsoft и не боимся очередной волны санкций. К слову, мы плотно работаем с госсектором — это наш целевой рынок.

— Какие задачи решают роботы, созданные на ROBIN?

Павел Борченко: Они могут решать любые задачи, которые выполняет человек за компьютером. Бухгалтерия, HR, логистика, маркетинг, ИТ, клиентский сервис, юридический отдел — везде есть простор для внедрения RPA и высвобождения человеко-часов. Например, АО «РЖД» использует наших роботов практически во всех подразделениях. Задачи разные — от формирования отчетов о замерах колесных пар подвижного состава до маркетинга. В компании развернута «Фабрика роботизации», которая позволяет решать рутинные задачи с помощью RPA- и AI-технологий. Это один из крупнейших RPA-проектов в России: уже создано более 1000 роботов, помогающих около 1500 специалистов.


Другой наш клиент — Мосэнергосбыт. Недавно компания начала использовать ROBIN для автоматизации работы с судебной документацией. Заказчик определил рутинные процессы, которые отнимали время у специалистов, а наши аналитики настроили роботов. В результате мы высвободили компании сотни человеко-часов.


Еще один интересный пример: ТВЭЛ с помощью платформы ROBIN создала большого робота-закупщика, благодаря которому Росатом больше не нагружает людей регламентированными рутинными процедурами.


Александр Садыков: У RPA есть несколько преимуществ. Во-первых, робот внедряется без доработки целевых систем и не меняет бизнес-процессы. Он накладывается сверху, в качестве дополнительного слоя, поэтому риск сломать что-либо в процессе минимален. Во-вторых, можно в любой момент откатиться к состоянию процесса до внедрения RPA.

 

Третье преимущество — робот позволяет работать с внешними системами, встроить которые в автоматизированный бизнес-процесс бывает сложно (например, с государственными реестрами). Четвертое — роботы могут применяться для выполнения разовых рутинных задач. В нашем портфеле есть такие кейсы, реализованные в крупных банках: например, мы участвовали в миграции ИТ-систем ВТБ в новое частное облако. Созданное RPA-решение формировало подписки в системе выдачи ресурсов по определенным требованиям и отслеживало процесс их корректного выполнения. С помощью решения банк практически полностью автоматизировал рутинный труд, в восемь раз ускорив выполнение ручных операций.

 

И, наконец, для использования робота в простой конфигурации не нужны высокопроизводительные серверы — достаточно обычного ПК.

— А если оценивать эффективность RPA с точки зрения стоимости и скорости реализации проекта?

Александр Садыков: Роботизация быстрее и дешевле традиционного проекта по автоматизации производства (даже с учетом стоимости лицензий, которые идут в RPA-проектах отдельной статьей расходов). Простого робота для небольшого процесса можно внедрить за 3–4 недели.


Павел Борченко: Сама суть технологии в том, чтобы делать быстро (за счет готовых действий и компонентов) и с минимальными расходами. Дорогие и высококвалифицированные разработчики не потребуются — достаточно специалистов с базовыми техническими навыками. 80% наших проектов сделали стажеры, специалисты техподдержки, иногда бизнес-аналитики. Конечно, в сложных случаях, когда речь идет о десятках взаимодействующих роботов, не обойтись без архитектора или разработчика. Но эти затраты все равно не сравнимы с бюджетами традиционных проектов, в которых вся команда состоит из программистов. Кроме того, мы выпустили SDK на разных языках: .Net (C#, VisualBasic, С++, JScript), Java и Python, чтобы заказчики могли развивать роботизированные системы сами.

— В чем конкурентные преимущества ROBIN?

Павел Борченко: Мы поддерживаем no-code. Разрабатывать роботов в визуальном конструкторе намного проще, к тому же это снижает стоимость проекта. Вторая особенность этого подхода — безопасность. Когда робот делается без кода, и в этот код нельзя проникнуть вручную, сотрудники отдела безопасности гораздо лояльнее относятся к внедрению. Еще отмечу ролевую модель: ROBIN поддерживает разделение пользовательских ролей для каждого объекта. Это важно для крупных клиентов, которые ежегодно внедряют тысячи роботов.

 

Мы работаем с крупными отечественными компаниями и ориентируемся на их потребности. Можно сказать, что мы в режиме реального времени отвечаем на актуальные запросы бизнеса.

«Если пытаться роботизировать хаос, получится роботизированный хаос»

— Бизнес-заказчик может самостоятельно собирать и эксплуатировать роботов на платформе ROBIN?

Александр Садыков: Да, но сначала нужно пройти обучение. Ведь если речь идет о роботах, работающих с продуктивными системами, то в случае ошибки можно остановить критичный бизнес-процесс. У ROBIN и других наших RPA-партнеров есть обучающие центры, работающие в режиме онлайн, и соответствующие курсы. Сначала сотрудник изучает теорию, затем работает с наставником и учится вносить в скрипты небольшие изменения. После этого можно переходить к полноценной разработке.

— Существуют ли ограничения по использованию RPA-решений?

Александр Садыков: Во-первых, бизнес-процесс, который нужно роботизировать, должен быть хорошо описан (со всеми возможными ответвлениями, ограничениями, тупиковыми ветками и т. д.). Если пытаться роботизировать хаос, получится роботизированный хаос. Во-вторых, нужна страховка на случай, если что-то пойдет не так. Если робот не отработает должным образом, кто-то должен исправить ошибку или завершить невыполненную операцию. Третий важный момент — ИБ. Роботы должны функционировать в закрытом контуре, избегая влияния вредоносных программ. И, наконец, важна сама культура внедрения — мягкий, грамотный подход, в том числе разъяснительные беседы с сотрудниками, чтобы они не саботировали проект. Люди боятся конкуренции со стороны «цифровых сотрудников» (так иногда называют роботов) и опасаются, что их уволят.

— Как на практике могут взаимодействовать сотрудник и робот?

Александр Садыков: Простой пример: робот настраивается на компьютере специалиста, который выполняет монотонные, повторяющиеся операции. Робот берет на себя рутину, сотрудник контролирует, чтобы он работал корректно. Когда процесс отлажен, можно переходить к роботизации других задач. Так, постепенно освобождаясь от рутины, специалист сможет заниматься более важными задачами.

— Как вы оцениваете состояние российского рынка RPA?

Александр Садыков: Он все еще отстает от западного, но вместе с тем активно растет. При этом пик внедрения RPA-технологий еще не пройден. Вслед за крупными банками в сторону роботизации начинают смотреть промышленные холдинги и государственные компании.


Плюс RPA-технологий в том, что они позволяют достаточно быстро возвращать инвестиции и показывать конкретный результат, в отличие от крупных проектов по разработке ПО, которые могут тянуться годами.


Павел Борченко: Я бы назвал рынок RPA рынком возможностей. Учитывая дефицит квалифицированных ИТ-специалистов, RPA — это способ реализовать полноценные проекты по автоматизации быстро и с помощью имеющихся ресурсов.

— Какое место среди факторов развития рынка занимает импортозамещение?

Павел Борченко: Сейчас это один из ключевых факторов развития отечественных RPA-вендоров. У нас появляется возможность для взаимодействия с заказчиками, которые до этого рассматривали только ПО мировых лидеров. С одной стороны, это поможет российским производителям получить финансирование и существенную базу для развития. С другой, рынок лишается драйверов, что замедлит рост. Например, у нас есть инновационные решения, продвигать и развивать которые было проще, ссылаясь на опыт мировых лидеров.

— Почему «Инфосистемы Джет» выбрала именно ROBIN как еще один инструмент для реализации RPA-проектов?

Александр Садыков: Погружаясь в эту область, мы оценивали несколько отечественных RPA-решений, в том числе ROBIN. Детально изучили платформу, провели несколько внутренних пилотов, реализовали небольшие проекты у лояльных заказчиков. В результате возникло понимание, что ROBIN — действительно качественный продукт, способный решать 80% задач наших клиентов. Кроме того, платформа входит в реестр российского ПО. В итоге мы включили ее в портфель как основное импортозамещающее RPA-решение.

— Дайте совет бизнесу: как обеспечить успех RPA-проекта? Что нужно учитывать при выборе продукта и партнера?

Александр Садыков: В первую очередь важно заручиться поддержкой топов. Именно они должны определить, какие задачи сотрудников можно отдать роботам. Далее можно формулировать бизнес-требования и выходить на рынок для поиска подходящего продукта. Когда заказчик приходит к нам с RPA-проектом, мы делаем для него краткий обзор решений, которым доверяем и которые удовлетворяют его запросам (технические характеристики, стоимость и др.). Что касается самого внедрения, то начальные этапы лучше доверить профессионалам — пока ваши сотрудники не выйдут на нужный уровень компетенций.


Павел Борченко: Как и в любом ИТ-проекте, здесь важны грамотная постановка задачи и достижимость конечного результата. Нужно понимать, какие инструменты и технологии использовать, как обеспечить поддержку, целостность и непрерывность решений, как вносить изменения. Несмотря на кажущуюся простоту, у RPA есть особенности и лайфхаки. Мы проводим для партнеров и заказчиков обучение и сертификацию специалистов, а также помогаем создавать центры экспертизы, чтобы они могли сами развивать направление.

— Какие планы у ROBIN на ближайший год и следующие пять лет?

Павел Борченко: Думаю, в 2022-м мы значительно вырастем. Прежде всего за счет запуска нового продукта — облачного решения ROBIN Cloud, ориентированного на средний и малый бизнес, а также ИП. Постараемся удержать лидерство среди отечественных RPA-платформ в России и СНГ. Что касается концептуального развития платформы, думаю, в будущем можно будет говорить уже не об RPA, а о «цифровых сотрудниках». Программные роботы станут гораздо умнее за счет AI-модулей (голос, распознавание текста, контакт с реальным пользователем). Все это будет поставляться в единой коробке.

Будущее RPA

 

Александр Садыков

 

По мнению аналитиков Gartner, рынок RPA входит в группу секторов ИТ с самыми высокими показателями роста (63% ежегодно). И ему прогнозируют дальнейший рост: по данным Grand View Research, объем рынка будет увеличиваться на 40,6% ежегодно вплоть до 2027 г.

 

Параллельно меняется отношение к RPA со стороны сотрудников и работодателей. Последние стали чаще задумываться, не отдать ли вакансию роботу, который эффективнее справится с рутинными задачами (например, оператора call-центра или инженера 1-й линии поддержки). Сотрудники, в свою очередь, стали видеть в роботах не конкурентов, а возможность для развития. У них возникло понимание, что в гибридной модели «человек – робот» типовые задачи решаются в несколько раз быстрее. Например, бухгалтеру нужно подготовить финансовый отчет: робот может собрать всю информацию из систем, а человеку останется только поставить электронную подпись. Другой пример: сотрудник сканирует поступивший документ, при этом инициирует запуск робота, который выполняет процесс его добавления в базы данных.

 

Благодаря цифровизации появилось больше возможностей для использования RPA. К примеру, компании стали уходить от бумажных носителей к электронному документообороту и переводить рукописные материалы в печатный, более понятный машинам формат. Все это открывает возможности для новых RPA-внедрений. Еще один тренд — интеграция AI-элементов в алгоритмы работы роботов. ИИ позволяет анализировать неструктурированные потоки данных по внешним событиям, выводить по ним корреляцию и формировать упорядоченный алгоритм для работы.

 

Еще отмечу, что в связи с последними событиями российский рынок, само собой, будет двигаться в сторону импортозамещения. У нас уже есть около 5–6 RPA-вендоров, и их число будет расти.

 

Уведомления об обновлении тем – в вашей почте

«В 2020-м мы начали превращаться из обычного банка в финтех-компанию»

Почему бизнес-ориентация ИТ — главный проект Локо-Банка за последние годы? По каким причинам банк не занимается роботизацией процессов? Как в 2020 г. изменились клиенты?

Как ускорить бизнес-процессы с помощью автоматизации и тестирования

Как должны выглядеть ключевые бизнес-процессы с точки зрения использования в них ИТ

Современный ритейлер трансформируется в цифровую компанию

Руководитель направления “Стратегия и инновации” ИТ-дирекции X5 Retail Group Виталий Порубов рассказал нам об особенностях цифровой трансформации одного из крупнейших отечественных ритейлеров в условиях, когда инновации стали важным способом оптимизации бизнеса.

Робот — друг человека, или Почему рядовым сотрудникам не стоит бояться роботизации

Что сегодня подразумевается под RPA? Как бизнес меняет свою «модель потребления» роботизации? Какие задачи можно отдать роботу, а с какими пока справится только человек?

Как удержаться на волнах гиперавтоматизации

Почему коронавирус стал толчком к автоматизации банков? Что мешает банковскому сектору быстро роботизировать процессы? Как грамотно выбрать подрядчика по внедрению RPA?

Спасибо!
Вы подписались на обновления наших статей
Предложить
авторский материал





    Спасибо!
    Вы подписались на обновления наших статей
    Подписаться
    на тему







      Спасибо!
      Вы подписались на обновления наших статей
      Оформить
      подписку на журнал







        Спасибо!
        Вы подписались на обновления наших статей
        Оформить
        подписку на новости







          Спасибо!
          Вы подписались на обновления наших статей
          Задать вопрос
          редактору








            Оставить заявку

            Мы всегда рады ответить на любые Ваши вопросы

            * Обязательные поля для заполнения

            Спасибо!

            Благодарим за обращение. Ваша заявка принята

            Наш специалист свяжется с Вами в течение рабочего дня