ИТ-портал компании «Инфосистемы Джет»

Революция отменяется. Да здравствует революция! Тентура — двигатель прогресса

Революция отменяется. Да здравствует революция! Тентура — двигатель прогресса

Все любят фантастику. Особенно фильмы про киборгов. «Терминатор-2», «Робокоп», «Двухсотлетний человек», «Я, робот», «Мир Дикого Запада» (ладно, не весь — только первый сезон...) — ну любо-дорого же посмотреть! Машинно-человеческие гибриды — это очень интересно. Потому что они — будущее. Но — удивительное дело! — даже в нашем настоящем уже существуют предсказанные фантастами киберфизические системы. О них и порассуждаем.

Только тепловая смерть Вселенной способна остановить эволюцию. И чем она ближе, тем быстрее течет время, тем меньше расстояния между постоянно удаляющимися друг от друга космическими (и не только) объектами.

Вот совсем недавно, еще в XVI веке, когда Вселенная была куда меньше, мы могли видеть лишь некоторые звезды, причем только ночью. Но потом Галилей направил зрительную трубу в небо — и мир сразу как-то съежился. А сейчас, когда Вселенная еще больше выросла, мы в любое время суток можем видеть такие невероятные дали, что любому школьнику совершенно очевидно, что учительница физики нас обманывает: материя не разбегается одновременно во все стороны, а наоборот, стремится обратно, к нирване и сингулярности.

Минутка истории

Ну сами посудите! Раньше, чтобы поговорить с коллегой из Индии, надо было «ходить за три моря», а сейчас можно просто сесть в самолет. Или, что еще проще, устроить видеоконференцию. Раньше компьютеры были огромными, а теперь их без микроскопа почти и не разглядеть.

Раньше-то как было? Завалил мамонта — сыт. Нет — иди ищи ягодки. Нашел ягодку — съел, не нашел —ходи голодным. Но потом пришел Мичурин и решительно заявил: «Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее — наша задача». Человечество услышало этот призыв, одомашнило животных и начало выращивать растения на дачах. Это оказалось удобнее и питательнее, чем круглые сутки бегать по лесам и полям в поисках пропитания.

Бедные охотники и собиратели оказались не у дел. Что с ними стало? Примерно то же, что спустя много веков — с фонарщиками и трубочистами. Но численность населения не уменьшилась, а выросла, потому что в результате неолитической революции жить стало лучше, жить стало веселее.

Потом довольно долго ничего нового не случалось. Разве что колесо изобрели. И только к XVIII веку люди, подумав, решили устроить промышленную революцию. Очень быстро, подряд, изобрели механическую прялку и ткацкий станок, а потом паровой двигатель, ну и, что логично, паровоз и пароход. И, чтобы два раза не вставать, телеграф с телефоном. Ремесленники массово разорялись, некоторые даже пытались уничтожать коварные механизмы. Но механизмы победили.

Что же стало с ремесленниками? То же, что с охотниками и собирателями. В любом случае не пропали, нашли себе занятие. А вот производительность труда тем временем незаметно — то есть, наоборот, очень даже заметно — выросла. Причем в десятки раз! Поэтому товары стали дешевле и доступнее.

Мало того, Тентура начала отправлять в головы власть имущим призраки невысказанной идеи о том, что очень скоро содержать один трактор станет гораздо выгоднее, чем толпу рабочих аналогичной «мощности» с лопатами. А улучшение качества жизни привело к тому, что численность населения только увеличилась, несмотря на все опасения по поводу того, что механизмы отберут у людей работу и им будет нечего есть.

Вторую индустриальную революцию устроили уже не изобретатели, а ученые. Одна только электрификация чего стоит. Что важно, центры обработки данных тех времен перестали питаться исключительно от ДГУ, поскольку централизованные подстанции — это модно, молодежно и гораздо более выгодно.

Третья революция не заставила себя ждать и разродилась компьютерами, принтерами и интернетами.

Короче, то ничего-ничего, а то вдруг — ррраз! — и промышленные революции стали буквально наползать одна на другую, предвещая технологическую сингулярность. Мы еще после третьей отдышаться не успели, а вокруг уже четвертая. И на ее знаменах изображены киберфизические системы. Те самые.

Скайнет отменяется

Кстати сказать, когда речь заходит о киберфизических системах, обязательно найдется человек, который начнет армагеддонить на тему Скайнета, восстания машин и порабощения человечества роботами. Впрочем, в периоды всех предыдущих промышленных революций всегда находились такие люди:

— У нас отберут рабочие места!

— Мы станем рабами!

— Матрица! Матрица!

Обычно это люди, которые имеют весьма смутные представления об AI и больших данных.

Вот AI-система AlphaGo научилась выигрывать у чемпионов мира по игре в го. Молодец! Как это можно монетизировать и дальше использовать? Да никак. Да, мы знаем, во сколько раз число комбинаций в го больше числа Шеннона. Да, мы понимаем, что создать систему, способную решить задачу, требующую невозможных вычислительных мощностей, не брутфорсом, а, как бы получше выразиться, формально-элегантно, что ли, дорогого стоит. Но что дальше?

«Таким образом, ее методы машинного обучения могут быть использованы в других областях применения искусственного интеллекта. В частности, команда разработчиков планирует применить опыт, полученный при написании AlphaGo, для создания системы медицинской диагностики».

А это старинный маркер. Если в двух соседних предложениях мы видим и «могут быть использованы» (вместо «будут использованы»), и «медицина» (потому что очень уж это слово нравится инвесторам) — всё, с очень большой (но все же меньше единицы, признаем) вероятностью о теме можно забыть! Очень узкая, очень локальная задачка решена, развитие невозможно, угрозы человечеству нет, тема закрыта.

При этом нет ни малейшего сомнения в том, что компьютерные врачи будущего будут диагностами в тысячи раз лучшими, чем доктор Хаус (плохой пример, признаем). Они будут очень быстро и точно диагностировать... известные болезни. А неизвестные неизбежно останутся ученым-исследователям из костей и мяса.

Или вот, скажем, нейросеть Prisma, стилизующая фотографии под картины известных художников, создатели которой прокатились на волне бешеного хайпа длительностью примерно в одну неделю. Как еще можно использовать эту нейросеть? Да никак. Порабощения человеков опять не случилось. Подражать она умеет мастерски, но творить — увы. Творить могут только слабые, хрупкие, смертные, к сожалению и счастью, человеки.

Ну и не будем больше об AI. Тема нашей сегодняшней заметки — в другом. Мы хотим порассуждать о том, как будут выглядеть сети при четвертой промышленной революции.

Наша с вами четвертая индустриальная революция уже не о станках и двигателях, а об информации. В промышленность пришли АСУ ТП и станки с ЧПУ, а в связь — интернет. И в лучших традициях сингулярности началось взаимопроникновение технологий. И теперь непонятно, где заканчивается одно и начинается другое. Да еще облака эти. Мало того, что совершенно неясно, где физически находятся данные или сервисы, теперь это и неважно. Все смешалось. Уже утюги и сковородки друг с другом в интернете о чем-то своем разговаривают.

К утюгам мы еще вернемся, но пока что обозначим главное: люди освобождаются от физического труда. Как мы говорили в одном из номеров: работать должны роботы, человек создан для творчества. Потому что человек — венец творенья и царь зверей (и роботов).

Темп жизни ускоряется, все больше ценятся мобильность и гибкость. Подключение новых узлов не может, как раньше, занимать дни или недели — оно должно укладываться в минуты. Нельзя больше строить сети на века. Даже на годы нельзя — прогресс все равно окажется быстрее. Вчера у нас было Х заводов (или офисов), а завтра будет Y. Y может быть как значительно больше X, так и ощутимо меньше, при этом сами заводы (или офисы) могут стать, кхм, намного крупнее. Быть может, наши заводы (или офисы) останутся на прежних местах, но, скорее, они расползутся по всему миру, причем непредсказуемо.

В то же время повышаются требования к своевременности и достоверности получаемой информации. Написать другу по переписке — это одно, а получить информацию с датчика ядерного реактора — совсем другое. В первом случае не важны часы, во втором критичными становятся даже миллисекунды. Поэтому нужны независимые каналы, их постоянный мониторинг, интеллектуальная маршрутизация на основе DPI и самые современные подходы к информационной безопасности. И мы приходим к неизбежности SD-WAN.

С ускорением времени этого самого времени на ручную настройку больше нет. Как e-commerce — не интернет-магазин, не еще один канал связи с заказчиком, который заканчивается традиционным письмом с фразой «спасибо за заказ, наш менеджер свяжется с вами», а полностью автономный, программный вид бизнеса, исключающий любых менеджеров и подразумевающий тотальное автоматизированное самообслуживание, так и современные сети тоже должны стать (а значит, станут) полностью автоматизированными. Мы не можем себе позволить тратить время и деньги на ручное подключение к сети.

Операторы ближайшего будущего полностью перейдут на модель e-commerce: клиент заходит в личный кабинет, набирает в корзину нужные услуги, нажимает на кнопку и тут же получает заказанные услуги, причем не только вычислительные ресурсы и объемы для хранения данных, но и всю необходимую сетевую инфраструктуру as well. Отсюда — оркестрация, отсюда — OpenStack.

Живым, человеческим инженерам в такой модели почти нет места. В дивном новом мире рутина — удел роботов. А у человеков отныне другая роль: определять логику работы этих автоматизированных систем самообслуживания, чинить их, если они вдруг поломаются, и изобретать новые подходы к автоматизации и повышению эффективности производства — то есть заниматься творчеством.

Да, дорогие коллеги, командная строка, вероятно, никогда никуда не денется даже при всей грядущей автоматизации и визуализации. Необходимость в низкоквалифицированных сотрудниках исчезнет практически полностью, но эксперты никогда не пропадут.

IoT решает

Но вернемся к Индустрии 4.0. Согласно данным прошлогоднего исследования PwC Digital IQ, самой прорывной технологией нашей текущей революции является не AI, не машинное обучение, не робототехника, не 3D-принтеры и даже — о ужас! — не блокчейн, а IoT. Он же, согласно данным того же исследования, является лидером по инвестициям.

Беда в том, что под Интернетом вещей очень и очень многие понимают не то, во что настоящие инвесторы вкладывают настоящие и очень серьезные деньги. Интернет вещей — он ведь не о датчиках и беспроводных сетях с низким энергопотреблением, не об умных утюгах, полушепотом рассказывающих пошлые анекдоты смешливым сковородкам. Иногда банан — это просто банан. Чайник, управляемый с мобильного телефона, — это не IoT. Точнее — IoT, да не тот.

IoT — это океан. Океан устройств, потоков информации, дата-центров с Big Data и AI. Но повелитель этого циклопического царства — человек. Снять показания датчиков и собрать их в одном месте — для этого большого ума не надо. Зачатки АСУ ТП появились еще в XVIII веке, а чайник со свистком придумали, говорят, в 1921 году. Чем не датчик с беспроводной связью и низким энергопотреблением?

Но все же IoT не столько о технологиях, сколько о деньгах, а значит, в первую очередь о знаниях и их применении. Нептун этого царства — простой аналитик. Если автоматизация позволяет сократить затраты, повысить эффективность производства, снизить время простоя из-за поломок и минимизировать их число (то есть опять же сократить затраты) — это IoT. Если же она позволяет удаленно включить кофеварку — это не IoT, а статусное потребление (в котором, впрочем, нет ничего плохого).

Сейчас много спорят, какой из стандартов беспроводной связи победит в конкурентной борьбе. LoRaWAN? NB-IoT? Sigfox? В каждой технологии есть как преимущества, так и недостатки. Но IoT тут ни при чем. Способ передачи информации — дело даже не второстепенное. Десятое!

Ну правда. Если у нас есть маленькое хозяйство и мы хотим получать данные с датчиков, посеянных на наших полях вместе с брюквой, то NB-IoT нам, наверное, не подойдет, нам будет достаточно собственной базовой станции LoRa без выхода во внешний мир. Если мы оператор связи, выигравший лот тендера SmartCity города-миллионника, то хоть NB-IoT, хоть LTE, хоть 5G — эта наша собственная сеть, что хотим, то и используем. Если <смежный кейс, читатель может выбрать на свой вкус>, то можно взять лучшее из всех миров и построить максимально эффективную сеть, при необходимости используя Wi-Fi, Ethernet, DWDM — да что угодно, лишь бы на пользу, и все это все равно будет IoT.

В любом случае вся эта информация должна куда-то стекаться. Мир Интернета вещей — мир гигантских центров обработки данных (причем впервые за многие годы данные будут действительно обрабатываться, а не просто складироваться). С развитием виртуализации вообще и SDN/NFV в частности, в условиях ускорения времени традиционные вендоры уже не успевают заниматься аппаратной частью. Скоро они вообще бросят это занятие, сосредоточившись исключительно на ПО, уступив аппаратную составляющую производителям либо стандартных коммерческих COTS-серверов (Commercial off the Shelf) на x86-платформе, либо, что логичнее для центров обработки данных, адских молотилок на базе NPU с открытыми архитектурами, таких как Tofino от Barefoot. Миллионы серверов, виртуализация, бешеные скорости, огромные риски потери/искажения, небывалые требования к информационной безопасности — значит, SDN, причем как overlay, так и underlay. Service chaining, микросегментация, адские молотилки — а иначе никак.

И это не утопия, не футурология — это реальность. Мы ведь уже живем во время четвертой, информационной революции, хотя и не все это осознают. За примерами далеко ходить не надо. Так, мы построили MVNO «Тинькофф Мобайл», и фундамент этого проекта — NFV. В нашем решении нет ни одного проприетарного физического устройства, все сложнейшее ПО работает на виртуальных машинах, живущих на серверах общего назначения. А где расцветает виртуализация, там и SDN — здравствуйте! То есть SDN — полноправный участник индустрии 4.0.

Другой пример — это наша совместная работа с компанией Brain4Net, российским производителем решений для модернизации сетевой инфраструктуры операторов связи и распределенных корпоративных сетей на базе SDN и NFV. Год назад мы построили лабораторию для отработки совместных решений, которые мы предлагаем заказчикам (PoC), и для демонстрации нашей экспертизы и доказательства того факта, что в этой сфере с импортозамещением у нас полный порядок.

А что там у начальника транспортного цеха?

Это все, конечно, здорово, но что в связи с этим думают и делают операторы связи?

А операторы пока не торопятся готовиться к пришествию IoT. Не занимаются расширением каналов, не готовят инфраструктуру — ничего. Что, конечно, несколько странно. Впрочем, справедливости ради надо заметить, что уже сейчас все крупные российские операторы проводят тесты и конкурсы по выбору решений TelcoCloud, SDN/NFV и vCPE (мы в них, конечно же, участвуем, потому что занимаемся этими вопросами более пяти лет, в своей лаборатории уже протестировали множество решений по самым строгим программам и методикам и знаем, кто есть кто на этом рынке). То есть, с одной стороны, никто особенно не торопится внедрять новые технологии, еще не вышедшие на «плато продуктивности» «хайп-цикла» Gartner, с другой — каждый боится опоздать и упустить долю рынка, клиентов, заинтересованных в быстром развертывании услуг из личного кабинета. Потому что, когда вдруг рванет (а оно рванет), вполне возможна ситуация, что у оператора не окажется для клиента достаточной полосы именно по тому адресу, где пользователю это будет важнее всего.

Кроме того, операторы понимают, что на абонентах много не заработаешь: рынок насыщен, и у каждого первого в анамнезе домашний интернет, цифровое телевидение и пара симок. Поди придумай для такого клиента новую услугу, за которую он согласится платить. То ли дело неразумные железяки! Именно они станут основными потребителями услуг и источниками повышения ARPU! Даже если речь пойдет о пресловутом чайнике, который ни разу не IoT.

Enterprise осторожничает. Каждый первый спрашивает: а у кого это уже внедрено в России?

А у операторов нет выхода. Они должны быть на переднем крае, потому что они уже сейчас там. У нас очень высокая степень проникновения интернета, наши тарифы на услуги связи одни из самых низких в мире. Да у нас MPLS с интернетом почти в одну цену! Еще вчера, казалось бы, LTE был научной фантастикой и отовсюду звучали скептические возгласы: «Да когда это еще будет, если вообще будет! Всем и 3G за глаза хватает. Да и нет у людей телефонов с поддержкой LTE!». А поди ж ты: незаметно LTE пришел в Россию, и не просто пришел, а даже под землю спустился, в метро работает, и устройства без поддержки LTE сегодня еще придется поискать.

Кстати, чем крупные компании с распределенной структурой отличаются от операторов? Да почти ничем.

Те же дата-центры, клиенты-филиалы, для которых корпоративный центр оказывает услуги связи.

Так что делать клиенту? Внимательно изучать вендоров SD-WAN и опыт профильных интеграторов, потому что информационной революции хоть и наплевать на технологии и каналы (MPLS? Интернет? Да какая разница!), но не наплевать на надежность, важнейший элемент которой — резервирование, причем как каналов, так и операторов.

Кстати, необходимо отметить, что корпоративным заказчикам часто нравятся низкая стоимость CPE, трансформация CAPEX в OPEX по причине ценообразования по подписке и моделей pay-as-you-go и pay-as-you-grow, но часто смущает необходимость выделения вычислительных ресурсов под управляющие компоненты SD-WAN. Потому что до сих пор у большинства виртуализация развита очень слабо и многие приложения крутятся на выделенных серверах. Переход на тотальную виртуализацию снимет эту проблему: свободных вычислительных ресурсов окажется достаточно, и отпадет необходимость проектировать, согласовывать и закупать оборудование под каждую конкретную задачу.

Знал бы, где упасть, — соломки бы подстелил. Так есть люди, которые знают. Только люди и знают. Люди. Не роботы! В наше время современные боги — аналитики — могут идентифицировать потенциально узкие места, куда нужно поставить соответствующие датчики (например, на разрыв и износ — потому что где тонко, там и рвется), и задать логику как обработки информации с этих датчиков, так и превентивного подкладывания соломки, а точнее — недопущения падения. Мои коллеги написали интереснейшую статью об этом в нашем номере — не пропустите.

А с точки зрения сетей необходимая аналитическая работа уже выполнена вендорами решений SDN и SD-WAN. Они проанализировали грабли, на которые наступали они сами и их клиенты в течение последних десятилетий, многое учли, автоматизировали и теперь предлагают рынку свои соображения. Беда только в том, что все учесть невозможно. У каждого из нас есть свои личные грабли, о которых не знает никто, уж вендор-то точно. В этом случае ключевую роль будет играть человек, который сможет вас понять и помочь устранить ваши специфичные грабли. Где искать такого человека — вопрос, выходящий за пределы тематики нашей статьи. Не исключено, что он давно работает в вашей компании. А если нет — ну, мы рядом.

Рабочие места

Все сказанное выше означает, что в скором времени ожидается сокращение числа сетевых инженеров.  Осознавшие это тут же поднимают панику:

— Сокращенные инженеры не смогут найти другую работу и умрут с голоду!

Но позвольте, в обозримом будущем и таксисты тоже станут не нужны.

— У новых «лишних людей» не будет возможности переквалифицироваться! Нет зарплаты — нет возможности получить новое/дополнительное образование! Случится социальное расслоение! Нищета! Голод! Чума! Революция неизбежна! Смерть буржуям, экспертам и роботам!

Но подождите, ведь ведущие мировые университеты давно уже выкладывают свои учебные программы в бесплатный открытый доступ, а сокровища библиотек, доступные ранее только в строгих читальных залах с зелеными лампами, теперь сканируются и могут быть использованы любым человекообразным без необходимости выходить из квартиры. Всевозможных учебных курсов (в том числе бесплатных или по цене пары бизнес-ланчей) в сети тоже за глаза. Хочешь учиться — учись сколько влезет.

Так что революции, конечно, будут, но пока что, похоже, только индустриальные.

А потом, возможно, изобретут телепортатор универсальный переводчик в режиме реального времени, и все наиболее квалифицированные специалисты, раз уж языковой барьер будет раз и навсегда ликвидирован, начнут, невзирая на гражданства и границы, селиться на берегах теплых морей и океанов. И у каждого Фрая появится лучший друг Бендер. И эти Бендеры, конечно, будут постоянно декларировать намерение убить всех человеков, но на самом деле будут безумно любить нас — простых смертных.

Впрочем, поживем — увидим.

Вернуться к списку статей
Оставьте комментарий
Мы не публикуем комментарии: не содержащие полезной информации или слишком краткие; написанные ПРОПИСНЫМИ буквами; содержащие ненормативную лексику или оскорбления.
О журнале

Журнал Jet Info регулярно издается с 1995 года.

Узнать больше »
Подписаться на Jet Info

Хотите узнавать о новых номерах.

Заполните форму »
Контакты

Тел: +7 (495) 411-76-01
Email: journal@jet.su