ИТ-портал компании «Инфосистемы Джет»

Кружковое движение НТИ: машинное обучение поможет раскрыть таланты

Кружковое движение НТИ: машинное обучение поможет раскрыть таланты

Пару лет назад жизненный путь одарённого школьника, пролегающий между школами, конкурсами и грантами, превратили в карту с рыцарями и драконами. С течением времени проект разрастался, и сейчас он включает цифровую платформу по управлению талантами, использующую алгоритмы машинного обучения. Мы поговорили с заместителем руководителя рабочей группы «Кружковое движение НТИ» Алексеем Федосеевым о том, что платформа собой представляет и можно ли доверить машине оценку детских талантов.

— Алексей, расскажите, как зародилось Кружковое движение?

— Наше движение появилось несколько лет назад, его основателями были руководители ряда образовательных проектов. Дело в том, что в нашей иерархичной системе образования ребятам, которые хотят узнавать интересное и новое, зачастую очень сложно решить, за что именно браться. Школьная система и вузы сильно зарегулированы, переходы из одной системы в другую тоже. В этом смысле очень часто самое интересное происходит в дополнительном образовании, но мы-то хорошо понимаем: важно, чтобы все это образовательное пространство было связным. В нашей стране не хватает таких горизонтальных связей между разными институциями, людьми и экспертами. И мы решили их создать.

Несколько лет назад мы нарисовали карту, в которой все эти институты: проектные конкурсы, гранты, инженерные соревнования, — изобразили в виде замков, рыцарей и драконов. Несмотря на свой шутливый характер, эта карта, по сути, представляла собой сеть, и нашей задачей было сделать так, чтобы она функционировала как живой организм: проекты дополняли друг друга, участники образовывали новые рабочие группы и т.д. Одним словом, чтобы имела место синергия знаний и опыта. Затем эта инициатива в рамках Национальной технологической инициативы (НТИ) оформилась в дорожную карту, и одновременно с ней мы создали ассоциацию, задача которой как раз и состояла в организации горизонтальных связей.

Отдельно отметим, что мы не конкурируем, а сотрудничаем с существующей вертикальной системой образования.

Что такое НТИ

В Послании Федеральному собранию 4 декабря 2014 г. Президент России Владимир Путин обозначил Национальную технологическую инициативу (НТИ) как один из приоритетов государственной политики. В июне 2015 г. в рамках Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) представили план работы по НТИ — программе частно-государственного партнерства по развитию новых рынков на базе высокотехнологичных решений, которые «будут определять развитие мировой и российской экономики через 15–20 лет». За реализацию отвечают Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов и Российская венчурная компания.

— Какие контакты с вузами у вас налажены?

— Когда мы запускаем новые форматы, такие как Школа наставников или Олимпиада НТИ, мы делаем это в партнерстве с вузами.

 Традиционные каналы поступления в вуз у школьника связаны либо с заучиванием ЕГЭ, либо с обычными олимпиадами, которые, по сути, тоже связаны с «натаскиванием» на результат: Олимпиада НТИ была предназначена для того, чтобы дать шанс детям, которые умеют работать в команде и быстро осваивать информацию. Эти навыки очень важны в современном мире, но ни ЕГЭ, ни традиционные олимпиады их не выявляют. Вузам такие абитуриенты очень интересны, поэтому они охотно работают с нами. Для Национальной технологической инициативы также критически необходимо большое количество талантливых подростков, поскольку без соответствующих кадров новые технологии и рынки не заработают.

Кружок — простейшая форма самоорганизации людей, объединенных исследованиями или созданием чего-то нового, популяризованная в школах в советское время. Главная цель кружковой инициативы НТИ — обеспечить отечественные компании, работающие на новых технологических рынках, новыми кадрами и технологиями. Она в свою очередь складывается из двух других целей:

• появление компетентных специалистов в тех группах технологий, которые могут обеспечить открытие новых рынков НТИ в ближайшие 10 лет;

• развитие технологий в рамках самоорганизующихся сообществ, объединенных исследованиями или созданием нового.

— Вместе с нашей компанией вы уже год работаете над созданием Цифровой платформы управления талантами. Что вы ждете от проекта и какие конкретные задачи призвана решить платформа?

— Сейчас в стране сотни тысяч талантливых молодых людей участвуют в различных инициативах и проектах. Нам нужно отслеживать траекторию каждого молодого человека из этих сотен тысяч, потому что их портфолио — серьезный капитал, который в будущем может быть куда важнее баллов по ЕГЭ, по крайней мере для работодателей. При этом цифровая платформа будет интересна и для стейкхолдеров — специалистов кадровых агентств и технологических компаний. Сейчас, до введения платформы в эксплуатацию, школьников приходится координировать несколько устаревшими методами. При этом система постоянно усложняется: проводится все больше мероприятий, появляется все больше их потенциальных участников, и если мы не начнем аккумулировать всю информацию о них, то потеряем важнейшие материалы для анализа.

В системе мы собираем информацию о достижениях школьников в самых разных форматах (какие задачи они решили, их фактические результаты и артефакты вплоть до кода), фиксируем связи между участниками (в каких командах они были и чего достигли, с какими наставниками работали), историю мероприятий, в которых они участвовали.

На основе всех этих данных можно формировать рекомендации — как по интересам, так и по уровню сложности.

— Вы сказали «всех этих людей приходится координировать устаревшими методами». Какими?

— Когда вы работаете с небольшим сообществом, ограниченным сотней-другой людей, их взаимодействия легко отследить вручную. По мере развития, когда сообщества разрастаются до десятков тысяч людей, данные приходится приоритизировать все тщательнее, и если вы работаете вручную, многие люди отсеиваются — они не подходят по формату, а это неправильно с точки зрения развития человеческого капитала. В нашем случае речь идет о сотнях тысяч людей, и информатизация здесь жизненно необходима, поэтому ручная работа уже не поможет.

— Какие принципы лежат в основе работы платформы?

— Наша задача состоит не в том, чтобы заменить все существующие российские платформы и институты. Мы хотим создать систему, которая станет хабом в этом «зоопарке» различных цифровых систем, накапливающих данные о людях. Мы хотим аккумулировать эти данные и запросы к ним, уметь сопоставлять участников между собой. Поэтому я бы выделил два основополагающих принципа платформы. Первый — сопоставление данных, собранных из разных источников, и организация соответствующих правил. Второй, в котором особенно важны компетенции вашей компании, — анализ этих данных. При тех объемах, которые мы предполагаем, собрать данные вручную невозможно, и тут понадобятся алгоритмы, в том числе машинного обучения, которые позволят отсеять определенное количество заведомо мусорного трафика.

Каково актуальное состояние платформы?

— Проект находится в стадии предстарта, мы планируем запустить его в ближайшие месяцы.

— Немного о персональных данных участников: как вы решаете вопросы, связанные с законодательством?

— Нам никуда не уйти от создания сбалансированной политики соглашений, потому что все участники конкурсов и олимпиад дают соглашение на обработку данных. Необходимо нормативно зафиксировать те правила, по которым мы могли бы этими данными обмениваться. Очевидно, что необходимо отвести бóльшую роль самоопределению пользователя, чтобы он понимал, какие типы данных готов вносить в эту систему. А мы будем разрабатывать общие рекомендации по правильному заполнению портфолио в соответствии с нашей сквозной идеей — сформировать цифровой след человека, собрать в одной базе его успехи и опыт, который он накапливает.

— Это огромные массивы данных. Они будут как-то консолидированы?

— Консолидированное хранение этих данных, безусловно, имеет свои технологические преимущества. Но здесь есть и свои сложности, и главная из них заключается в нормативно-экономической стороне вопроса, ведь для многих компаний эти данные составляют один из ключевых ресурсов и просто так делиться ими они не будут. Поэтому речь идет о том, что необходимо выработать определенные правила: должна быть не только консолидация данных, но и сетевой формат работы, когда по запросу о конкретном человеке получаешь данные у определенных систем. Здесь опять же важна роль машинного обучения. Ведь в этот массив мы можем включать всю информацию, которую посчитаем важной или необходимой, будь то показатели фитнес-трекера или время игры в World of Tanks, если человек готов такими данными поделиться. Конечно, никто не будет их обрабатывать вручную.

Если говорить о конкретных объемах данных, та же Олимпиада НТИ собирает десятки тысяч участников: в этом году мы планируем перейти порог в 50 тысяч человек. Через несколько лет этот показатель может вырасти до миллиона. Всего в России 11–12 млн школьников 6–11-х классов, и наша глобальная цель — собрать их всех. Но подавляющее большинство из них не мотивированы, поэтому мы прежде всего говорим о прослойке суперактивных энтузиастов. В любом случае, если мы сможем собрать миллион детей, это будет гигантский прорыв.

— Насколько можно доверять машине при оценке профессиональных качеств человека?

— Пока машина научится качественно оценивать людей, придется накопить очень много данных, причем верифицированных. И мне кажется, нет смысла демонизировать такую оценку, потому что у всех технологий есть определенное ограничение. Даже когда мы берем человека на работу, помимо формальных качеств, таких как запись в дипломе или стаж работы, мы всегда оцениваем его человеческие качества. И в этом смысле есть аспекты, в оценке которых поможет машинное обучение, а есть аспекты, при оценке которых машина в ближайшее время не поможет. Я уверен, что в работе HR еще очень долго будет важна человеческая составляющая.

Другой вопрос, что сейчас при подборе специалистов пользуются такими примитивными инструментами как теги на HeadHunter. Если у нас будут более точные инструменты, основанные на больших данных, можно будет в десятки раз сократить время, потраченное на перебор вакансий. Машина и машинное обучение — это инструмент, который поможет убрать рутинную работу и будет развивать бизнес.

— С какой целью вы организовали Олимпиаду НТИ, в чем ее принципиальная новизна?

— Как я уже говорил вначале, классическая олимпиадная система важна, но, по сути, сейчас это башня из слоновой кости, в которой есть несколько устоявшихся типов задач. Это хорошо видно, когда вы работаете с олимпиадниками серьезного уровня, победившими на всероссийском уровне. Этот статус совершенно ничего не гарантирует. Среди них встречаются дети, которые детально разбираются в предмете и могут решать прикладные задачи. Но есть и те, кто просто распознает или не распознает привычные формулировки, т.е. явно натаскан на решение определенных задач. И в этом заключается первая проблема: традиционные олимпиады перестали выполнять функцию «лифта»: слишком много зависит от времени, потраченного на натаскивание, слишком мало – от самого ребёнка. Вторая проблема — у многих талантливых школьников отсутствует мотивация для участия в реальных проектах из-за чудовищного разрыва между школьными предметами и реальностью.

В ИТ этот разрыв чувствуется особенно остро, поэтому мы решили создать свою олимпиаду, по стилю отличающуюся от других. В течение нескольких дней ты работаешь в команде с близкими тебе по духу людьми, в формате хакатона, сидя на пуфиках, разрабатываешь свой проект. Прямо здесь и сейчас побеждают те, кто лучше умеет работать, кто лучше подготовлен и показывает хорошие результаты на короткой дистанции. Причем попасть на олимпиаду можно через онлайн-отбор, даже из сельской школы, самоучкой, но в дальнейшем ты уже остаешься в среде, и среда поддерживает. Пока не заработала платформа талантов, нередко команды у нас формируются в «ВКонтакте»: ребята сами ищут друг друга, а потом продолжают работать вместе.

Почему мы выбрали именно олимпиадный формат, а не привычный формат хакатона? Необходимо, чтобы лучшие участники могли спокойно поступить в вузы, избежав ненужной зубрежки, на которую тратится много времени и сил. Наша олимпиада входит в список официальных российских олимпиад и дает  100 баллов ЕГЭ, т.е. победители и призеры могут поступить в ведущие технологические университеты. Мы соблюдаем  очень сложный баланс, чтобы олимпиада была понятна системе образования, но при этом не потеряла свою изюминку, связанную с новыми технологиями.

— Иными словами, ваша олимпиада — это мост между классическим образованием и бизнес-подходом?

— По сути, да. В то же время это мост между школьным образованием и работой настоящих инженеров. Нельзя взять обычные бизнес-задачи, набрать детей с улицы и посадить их за работу. Для школьников необходимо адаптировать реальные задачи без потери их ценности, а участники должны обладать определенными навыками и быть подготовлены, чтобы успешно эти задачи решать.

Три причины кадрового голода в ИТ

В январе этого года Фонд развития интернет-инициатив опубликовал исследование о грядущем кадровом голоде на отечественном ИТ-рынке. По их данным, для удовлетворения потребностей цифровой экономики в России в ближайшие 10 лет должны появиться дополнительно 2 млн ИТ-специалистов. Чтобы не допустить кадрового голода, отечественная система образования, которая сейчас приводит в экономику 60 тысяч таких работников ежегодно, должна нарастить этот показатель до 186 тысяч год, т.е. втрое. Эксперты называют 3 ключевые проблемы, препятствующие повышению числа ИТ-специалистов:

1. Низкая доля школьников, выбирающих продолжение обучения по ИТ-специальности, вызвана малым охватом просветительской и профориентационной деятельности в школах.

2. Низкая доля целевого трудоустройства в вузах и СПО вызвана прежде всего нехваткой опыта практической работы у студентов, а также барьерами, препятствующими взаимодействию работодателей и образовательных учреждений.

3. Значимую часть притока ИТ-специалистов составляют учащиеся других специальностей, а также взрослые специалисты, прошедшие переподготовку. С одной стороны, это говорит о малом охвате профориентации, а с другой — о высоком потенциале переподготовки кадров для повышения притока ИТ-специалистов.

— Вы планируете продвигать ваших победителей на более крупные соревнования?

— На самом деле это уже происходит даже без нашего участия. Например, участники трека «Большие данные и машинное обучение» активно участвуют во взрослых хакатонах и побеждают, получая гранты. Иначе говоря, нам удалось набрать сильных молодых энтузиастов и дать им импульс, после которого они пошли на крупные мероприятия и теперь решают задачи наравне профессионалами. Подобных мероприятий в стране немало, и цифровая платформа должна помочь молодым людям сориентироваться в их многообразии. Сейчас у нас слабая связность: технологический мир живет в одной парадигме, а все понятные школьникам форматы — в другой. И одна из важных задач платформы — совместить эти парадигмы.

— До какого этапа вы планируете вести детей? Может, вы уже сотрудничаете с потенциальными работодателями будущих технических специалистов?

— Как сообщество мы существуем не так долго — примерно с 2012 г. Поэтому сейчас наши самые яркие примеры — наши же выпускники перешли в роль наставников или разработчиков. Некоторые приезжают к нам волонтерами или участвуют в совместных студенческих мероприятиях. Но в наших проектах был фокус на школьников, а не на студентов, поэтому между образовательными проектами и трудоустройством сохраняется серьезный разрыв. В свою очередь работодатели трезво оценивают, что нельзя возлагать слишком большую ответственность на молодого человека в этот период — сразу после окончания школы он должен пробовать, искать то, что ему интересно, ошибаться, нарабатывать опыт. Нет смысла сразу же выдавать ему какой-то контракт и трудоустраивать — это глупость полнейшая. Поэтому компании не ищут себе сотрудников на уровне школы.

Самое продуктивное взаимодействие у нас складывается с большими компаниями, готовыми работать для развития среды. И если они понимают, что кто-то уйдет к конкурентам из этой же среды, ничего страшного. Потому что сейчас они конкурируют не друг с другом, а с другими отраслями. Например, с Высшей школой экономики, куда многообещающий программист может уйти впоследствии и стать, например, юристом.

— А как дети могут о вас узнать?

— В качестве «насоса», который будет привлекать детей на проекты, мы в первую очередь рассматриваем Олимпиаду НТИ. Она позволяет школьнику выйти за пределы программы, заняться реальными проектами, познакомиться с профессионалами, понять и принять их ценности, что для нас принципиально важно. Один из базовых элементов привлечения — это продвижение в соцсети «ВКонтакте». Наиболее мотивированные школьники встречается на хакатонах и на Хабре, с ними мы уже научились работать. Недавно мы опробовали рекламу у видеоблогеров, и они привели к нам огромное количество детей, причем таких, которых мы через другие способы зацепить не могли.

— Как вы планируете в ближайшее время развивать проект цифровой платформы?

— Принципиальная задача, которая сейчас стоит перед нами, — это интеграция. С момента, когда мы задумали цифровую платформу, появилось много серьезных проектов, которые будут заниматься сбором и анализом аналогичных данных. Например, «Университет–2035» или проект WorldSkills «Билет в будущее» по профориентации детей. Всех таких крупных игроков нужно закладывать в архитектуру уже сейчас. Мы не должны конкурировать, мы должны выступать в роли интегратора, который может стать институтом, полезным для всех. Иными словами, нужно выстроить элементы экосистемы, очевидной для всех участников.

Экспертный комментарий

Николай Князев, руководитель группы машинного обучения компании «Инфосистемы Джет»:

Последние три года в рамках Национальной технологической инициативы проходит всероссийская Олимпиада НТИ, на которой я возглавляю направление по большим данным и машинному обучению. Каждый год школьникам предлагается для решения реальная проблема в сфере Machine Learning, например, в прошлом году это было определение автора по тексту дневника, а в этом – предсказание эффективности лечения онкологических заболеваний. Благодаря работе с реальными задачами, у школьников появляется понимание профессии и областей, которые им необходимо изучать. Дети видят свою востребованность и то, что они решают проблемы реального мира с помощью сложных математических моделей.

С 2017 года наша компания активно развивает направление использования искусственного интеллекта в образовании. Например, собирая данные о победителях олимпиад, о прохождении школьниками разнообразных курсов, можно строить предсказательные модели творческой успешности подростков. В будущем цифровая платформа по управлению талантами, реализуемая нами с технической точки зрения, сможет агрегировать данные множества школьников и рекомендовать им индивидуальную траекторию обучения, а вузам – помогать находить лучших кандидатов в студенты.

Вернуться к списку статей
Оставьте комментарий
Мы не публикуем комментарии: не содержащие полезной информации или слишком краткие; написанные ПРОПИСНЫМИ буквами; содержащие ненормативную лексику или оскорбления.
О журнале

Журнал Jet Info регулярно издается с 1995 года.

Узнать больше »
Подписаться на Jet Info

Хотите узнавать о новых номерах.

Заполните форму »
Контакты

Тел: +7 (495) 411-76-01
Email: journal@jet.su